Что дозволено инспектору?

Выбор редакции28.12.2016 09:34  /   №50 от 15 декабря 2016 года  /  В конце июля уходящего года специалисты Тарского лесничества в ходе проверки, проведенной в районе бывшей деревни Айткулово, где незаконно построил себе зону отдыха инспектор рыбоохраны Александр Морозов, на вырубленной просеке для линии электропередачи нашли… всего два пня. Активисты же «Общероссийского народного фронта» насчитали 44 срубленных дерева.



Обитаемое городище

Высокий берег Иртыша, рассеченный поперек оврагом петляющей речки Мурлинки с родниковой водой. Сосново-березовый лес, наполняющий воздух исцеляющими фитонцидами, и одинокая сосна на самом мысу, навевающая мысли о вечном… А под обрывом скрытая от глаз иртышскими волнами яма, откуда рыбаки втихаря черпают стерлядь. На этом месте рано или поздно должен был поселиться человек. И он там жил. В конце I тысячелетия над рекой возвышалось городище предков угров, современных хантов и манси, не обошли его стороной позднее и тюрки – предки татар.

Этот археологический объект, Мурлинское городище II, был открыт еще в 1961 году, а вместе с ним целый комплекс памятников. В течение нескольких сезонов там проводились раскопки, последний раз в 1983-м. Коллекции находок хранятся в музеях Томского и Омского госуниверситетов, а также в Омском историко-краеведческом музее.

По словам заведующего кафедрой первобытной истории ОмГУ, к.и.н. Сергея Тихонова, среди богатого археологического наследия Тарского района Мурлинка II выделяется особо, это один из памятников российского уровня – замечательный бронзолитейный и железоделательный комплекс одновременно, обычно они встречаются по отдельности.

К настоящему времени была вскрыта лишь малая часть древнего поселения, и оно еще дождется своих исследователей, если их не опередят черные копатели или лесорубы, способные своей техникой угробить культурный слой. Археологи время от времени проверяют «самочувствие» подземных кладовых, мониторят, так сказать. И вот в один из июльских выходных, оставив раскопки Тарского кремля, они отправились в Айткулово. Но полевую дорогу преградили затопленные водой ложбинки. Не пропустили они и представителей «Народного фронта» с тележурналистами, обследовавших леса в поисках незаконных рубок. Пришлось им искать вездеходный транспорт. Помочь согласился междуреченский глава Вафи Мухамадеев.

Каково же было удивление поисковой группы, когда древнее городище, охраняемое государством, вдруг оказалось обитаемым: на нем выросло несколько бревенчатых домиков, беседка и прочие постройки.

Посторонним не входить!

Хозяином лесной заимки оказался Александр Морозов, тарский инспектор рыбоохраны, попросивший пришельцев сразу же покинуть «частные владения». А те, удивленные, что на памятнике можно вот так запросто понастроить избушек, просили показать разрешающие документы. В ответ хозяева потребовали документы, разрешающие задавать такие вопросы. В общем, диалога не получилось. Кадры той самой встречи были показаны 23 июля в новостях на омском телеканале «Продвижение». Выходу в эфир предшествовало журналистское расследование, результатом которого стали три пункта обвинений в адрес Александра Викторовича, а именно: самовольный захват земельного участка, повреждение археологического памятника и вырубка деревьев для электролинии.

Не отреагировать на такой репортаж правоохранительные органы не могли. Вопрос заключался в том, понесет ли какое-то наказание инспектор.

Сам себе землеустроитель

Участок для ведения личного подсобного хозяйства Александру Морозову действительно выделялся. В феврале 2015 года соответствующее постановление подписала Алена Ремденок, глава Заливинского сельского поселения, к которому относятся эти заиртышные земли. По ее словам, заявителю подобрали место вне лесного фонда, примерно в 70 м на восток от бывшей деревни Айткулово. Зная, что где-то там есть археологические памятники, дабы на них не попасть, работники сельской администрации через районный комитет культуры связывались по телефону с министерством, посылали туда материалы на согласование.

На самом деле, как следует из материалов проверки, проведенной 8 августа Тарской меж­районной прокуратурой, строения каким-то чудесным образом переместились от Айткулово метров на 900 к речке Мурлинке. Как утверждает землепользователь, не имея злого умысла и специальных навигационных приборов, он просто ошибся. Видимо, строил дома посреди леса и был уверен, что возводит их на своей поляне. С такой же уверенностью он утверждал, что все бумаги у него в порядке, правда, показать их никому не решился, а зря: знающие люди вовремя подсказали бы, что к чему, тогда бы не пришлось отвечать за самозахват земли по статье 7.9 КоАП РФ и платить штраф. Кроме того, застройщик получил предписание о сносе своих строений или же оформлении данного участка в аренду в соответствии с законодательством.

Судя по нашему разговору, состоявшемуся в редакции «ТП», Александр Викторович рассматривает второй вариант. Говорил, есть у него старинная карта, где границы деревни Айткулово простираются до самой Мурлинки… Что касается древнего городища, здесь он надеется договориться с Минкультом, ну и, наверное, с лесным ведомством в отношении земель лесного фонда. Почему свет сошелся клином на том городище, мы так и не поняли: то ли инспектор собрался там на пенсии пчел разводить, то ли туристов туда приводить… 

Когда петух клюнул…

Эта некрасивая история высветила еще одну проблему Омского региона. Как оказалось, городище – совсем и не памятник. Точнее, он был поставлен на государственную охрану постановлением главы администрации Омской области №518-п от 17 октября 1994 года. Однако его отменил губернаторский указ №29 от 25 января 2002 года, а значит, правоохранительные органы не в силах привлечь Морозова по статье 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия…». Потому и последовал отказ в возбуждении уголовного дела.

Так что же произошло? Городище каким-то странным образом потеряло всякую ценность, или область решила отказаться от своего наследия? Нет, древности у нас до сих пор в цене, и Минкульт как бы продолжает их охранять. Скорее всего, 14 лет назад случилось банальное чиновничье головотяпство. В памятниках числились братские могилы партизан и ряд других захоронений, которые решили вычеркнуть из списков, отменив целиком 518-е постановление, вместе со вторым приложением. А оно включало в себя 113 археологических объектов в пяти северных районах области, в том числе 55 – в Тарском. Таким образом, одним росчерком пера земля Тарская формально лишилась доброй четверти своего археологического наследия, которое, кстати, является федеральной собственностью, а каждый памятник имеет федеральное значение.

– О том, что положение не действует, – сказал нам бывший специалист-археолог отдела охраны памятников областного Минкульта Михаил Сафаров, – нам стало известно лет 5-6 назад. Тогда вместе с начальником отдела О.А. Свиридовским мы дошли вплоть до министра, но нам организационно-правовое управление Министерства культуры Омской области сказало: «Нет, все нормально!» 

Оказалось, что ненормально. Как только в конкретной ситуации потребовалось вмешательство чиновников от культуры, они оказались бессильны привлечь нарушителя к ответственности.

Зицпредседатель М.

Не заметить свежевырубленную просеку, уходящую от заимки в глубь леса, мог только слепой. Оставалось выяснить законность ее появления.

В декабре 2015 года Морозов обратился в филиал «МРСК Сибири» – «Омскэнерго» с заявлением о подключении к линии электроснабжения мощностью до 15 киловатт. Энергетики рассмотрели заявку, разработали технические условия, составили схему и заключили договор о технологическом присоединении. Причем этому предшествовало, как следует из ответа руководителя «Омскэнерго» Сергея Моденова в штаб «Народного фронта», предоставление заявителем свидетельства о праве собственности или аренды. Однако неясно, на каком этапе появилась «липа» и почему Екатерининский РЭС взялся тянуть ЛЭП «в другую сторону». Как утверждал его начальник Александр Стапцов, место под строительство воздушной линии было согласовано с районным отделом архитектуры.

Вырубку деревьев энергетики отрицают. Мол, просека уже существовала и в ее границах было принято решение тянуть провода. А кто же тогда рубил?

Оперативно нашло порубщика и уже 1 августа привлекло его к ответственности Тарское лесничество. Им оказался некий И.А. Маматов, «который произвел отделение от корня 1 дерева породы береза и 1 дерева породы сосна с целью использования данных деревьев для отопления своего жилого дома, причинил ущерб лесному фонду в сумме 4655 рублей 30 копеек». Он также заплатил 5000 рублей как административный штраф. Для уголовной ответственности спилил маловато.

Но зачем рубить на дрова сосну: тепла меньше, сажи в дымоходе больше, ущерб солиднее? Хотелось спросить об этом самого порубщика. Однако мы не смогли найти человека с такой фамилией ни в Усть-Тарском, ни в Междуреченском, ни в Нагорно-Ивановском поселениях. Что за безумец отправился в труднодоступную даль за двумя лесинами? Не иначе подставное лицо, зицпредседатель какой-то.

Двойные стандарты?

В сентябре активисты ОНФ снова выехали к Мурлинке вместе со специалистом Тарского лесничества Юрием Боженковым, который, по словам попутчиков, по дороге заметно нервничал и был готов заблудиться. Тогда «фронтовики» насчитали 44 свежих пня и по поводу расхождения цифр – 2 и 44 – обратились в областную прокуратуру. После этого, уже зимой, последовала новая проверка, но Тарская прокуратура обнародовать результаты, пока идет следствие, не торопится. По неофициальным сведениям, новая цифра даже больше 50.

Почему проверяющие не заметили остальные пни летом? Коров, пьющих воду из Иртыша, они увидели, даже доложили по этому поводу в Верхнеобское управление Росрыболовства… и тот же самый инспектор Морозов ошрафовал за это главу Междуреченского поселения Вафи Мухамадеева на 6 тысяч рублей (читайте подробности в статье «Свешали всех коров» в №41 «ТП» от 13.10.2016). А вот деревья, срубленные, остались без внимания.

Когда лесное ведомство взялось оспаривать законность нахождения в лесу спортивно-оздоровительной базы «Екатерининский бор», измерения экспертов шли практически на сантиметры. Оно же добилось отмены генплана Екатерининского поселения из-за спорных границ между лесом и населенными пунктами. Почему же на мурлинскую заимку, находящуюся  в глубине лесного фонда, и на порубку возле нее, лесничество долго закрывало глаза? Не потому ли, что ее хозяин – госинспектор? Как говорится, что дозволено Юпитеру, то не дозволено быку. Или здесь какой-то другой интерес? 



автор: Сергей Алферов
просмотров: 1013
комментариев: 6


Добавить комментарий

Имя (nick)

Комментарий

Обновить код

Введите код, который видите на картинке сверху


Отправить


Комментарии
06.01.2017  Читатаель..
Нет.. Страна у нас конечно..

И народ...

А люди г--о

Михаил Олегович Ефркмов: День выборов-2"
30.12.2016  Александр Васильевич
Если не брать во внимание личность Морозова, его должность и связи поручающие его, то становится грустно от нашей действительности. Казалось бы,за Урал земли навалом, за тысячу лет не заселишь. Ан нет,захотелось человеку избу поставить и начинаются всякого рода препоны. То земли лесничества, то какая-нибудь зона,то еще чьи либо. А человеку хочется место по красивее, для души.
29.12.2016  
К сожалению,уже не верится,что вор будет наказан. Кругом коррупция , рука руку греет.
28.12.2016  Из деревни
Да, долог наш путь до построения правового государства! Законы есть, но соблюдать их желающих мало. Всех ворюг к ответу призывать! Очень правильная статья.
28.12.2016  Exe
Спасибо автору за статью! Лес для омского севера и радость и горе одновременно. Похоже, что только вмешательство высших сил поможет сберечь то, что от него осталось(((
28.12.2016  читатель
Замечательная публикация! Побольше бы писали о нарушителях и ворюгах при должности, особенно после заседания Совета по экологии во главе с Путиным. Спасибо Алферову!










Расписали пряники10 января 2017 г.
В новогодние каникулы в Доме - музее М.А. Ульянова прошли мастер - классы по росписи имбирного пряника. Участникам были предложены готовые пряники в виде разнообразных фигурок. Для росписи использовали цветную и белую глазурь. Пряники в руках детей превращались в нарядные рождественские подарки. Все участники проявили свои творческие способности и в результате забрали с собой свои авторские вкусные пряники.

Водителям – конфеты29 декабря 2016 г.
Отделение ГИБДД совместно с отделом по делам молодежи провело традиционную акцию «Праздник к нам приходит» - вместе с дедом Морозом и Снегурочкой автоинспекторы на улицах Тары останавливали водителей, которые рассказывали стихи и даже пели песни, за что получали конфеты и памятки о ПДД.

Шифрин в тайге5 декабря 2016 г.
Во время своего визита в Тару Ефим Шифрин нашел время посмотреть на тайгу. Фото – официальная страница артиста в Instagram.

"Осеннее очарование"30 ноября 2016 г.
Победительницей конкурса «Осеннее очарование» среди общежитий города стала студентка 4 курса филиала ОмГПУ в г. Таре Надежда Груманцева (на снимке).

Родственники разыскивают1 ноября 2016 г.
«Ищем в вашем городе женщину Линквист (Линдквист) Вуокко (возможно Вера) Лауриевна, 25.03.1931 г.р., или ее родственников. В апреле 1938 года после репрессии родителей была отправлена в детский дом №4 г. Тара Омской области (ул. Ленина, 137). Просьба отозваться, если кому-то что-то известно о ней. Разыскивают родственники». Связаться с родственниками можно по электронной почте elaja@list.ru (Татьяна).

"Микро-крепость"26 октября 2016 г.
Осужденные исправительной колонии №9 г. Омска под руководством известного микроминиатюриста Анатолия Коненко изготавливают макет Тарской крепости. После завершения «строительства» макет планируется передать в музей следственного изолятора №2.

"Приплыл"20 октября 2016 г.
Третьи сутки канава на улице Матросова занята неожиданным "пловцом". Фото Евгения Захарова