"Тара: навстречу истории. Город бунтовщиков"

Угол зрения30.03.2017 10:22  /  Очерк Александра Тихонова, опубликован в мартовском номере журнала "Сибирские огни" (г. Новосибирск). Часть вторая "Город бунтовщиков".



Жизнь легендарного города менялась с невообразимой быстротой. Границы русского государства сдвигались на восток, и прежде находившаяся на переднем крае обороны, выдержавшая множество осад Тарская крепость осталась в тылу. Население искало себя в торговле и промыслах. В 1599 году неподалёку от Тары была заведена первая в Сибири «государева десятинная пашня», Тара активно снабжала солью население Западной Сибири, добывалась пушнина.

Так продолжалось до 1722 года, когда Пётр I издал указ, согласно которому правящий император отныне мог по своей воле назначать наследника престола, преемника. Всех подданных надлежало немедленно привести к присяге ещё не названному наследнику. По всей стране, то тут, то там, начали вспыхивать локальные буны и волнения.

Вскоре новость о предстоящей присяге дошла до старообрядческих скитов, а оттуда, значительно дополненная, ставшая пугающим предзнаменованием бедствий, новость добралась до Тары. Возможно, это случилось прежде, чем пришло официальное указание из Тобольска.

Старообрядцы уверяли, что присягать неназванному наследнику — всё равно что вверять себя тому, кто не имеет имени, не называет себя, а значит присягать предлагается антихристу. Испуганные такими умозаключениями тарчане присягать отказались. В отличие от большинства волнений этого периода протест поддержали и представители власти, уверенные в незыблемости авторитета старообрядцев.

Весть о назревающем бунте не на шутку встревожила Петра. Он усмотрел в Тарском неповиновении угрозу устоям царской власти. Для усмирения бунта из Тобольска выдвинулся военный отряд из двух пехотных полков и двухсот татарских конников при поддержке артиллерии. Карательный рейд возглавил полковник Батасов, который четырнадцатого июня 1722 года, к полнейшей неожиданности жителей Тары, ворвался в город.

Историк Пётр Словцов позже писал о происходящем:

«До тысячи человек, в деле замешанных, казнено. Не одна будто бы тысяча разослана по Сибири. По всем дорогам, выходящим из Тары, стоят большие деревянные кресты, по словам жителей, для молебствий, по словам же других, для напоминаний казней, тут свершившихся».

Зачинщиков сажали на кол, обезглавливали, четвертовали. Такая участь была уготована более чем семистам жителям мятежного города. Рядовых участников бунта наказывали ударами кнута. Сотня ударов — мужчине, пятьдесят — женщине, после чего приводили полуживых тарчан к присяге и отправляли на вечную каторгу.

Далёким и страшным эхом Тарского бунта стали десятки самосожжений жителей скитов, в результате которых гибло иногда до четырёхсот-шестисот человек. Историки замечают, что и много лет спустя в числе поджигателей бунтов были беглецы из Тары. Искры этого пожара позже помогли разгореться пугачёвщине.

После смерти Петра I и восшествия на престол Екатерины I сенат объявил амнистию оставшимся в живых участникам бунта, однако, тобольские власти ещё усерднее принялись искать и наказывать бунтовщиков. Преследование продолжалось и десятилетие спустя.

Говорят, что бунтовщики, казнённые в Таре, похоронены на небольшом островке на реке Аркарке. Священнослужители и краеведы утверждают, что нужно как можно скорее отыскать останки людей, закопанных без надгробья. Некоторые уверяют, что в городе всё «не слава богу» исключительно потому, что город проклят, пока не упокоены участники бунта. В том, что останки земляков необходимо отыскать и достойно перезахоронить, согласны все. Ранним утром, когда над Аркаркой рассеивается туман, можно увидеть, как ползут по речной глади тени от растущих на островке деревьев. Люди поговаривают, что это тянут руки к берегу жертвы бунта, да всё никак не могут дотянуться. Вот уже триста лет…

Неуважительное отношение к памяти предков — одна из бед ныне живущих поколений. Например, заросший деревьями, мрачный парк на окраине, называемый «Комсомольским парком», когда-то был старейшим в городе Тихвинским кладбищем. Веками на нём хоронили жителей Тары. Старики рассказывали краеведам, что лично видели каменные надгробия, семейные склепы богатейших купцов Сибири. Однако, в советское время кладбище сравняли с землёй, а местные жители растащили могильные плиты для хозяйственных нужд. Десятилетиями находили надгробия то в качестве фундамента крыльца, то вместо груза при засолке капусты в объёмистых кадках. Жуткий, иррациональный разрыв с родовыми корнями и нравственными ориентирами. За последние годы немало людей умирали в парке при загадочных обстоятельствах. Там вершилось насилие над молодыми девушками. Разорённое кладбище — место сосредоточения тёмной энергии.

Лишь в 2016 году в парке начали проводить регулярные субботники, а краеведы, заручившись поддержкой археологов, отыскали фундамент Тихвинской кладбищенской церкви, поставили на её месте деревянный крест и создали мемориальный комплекс.

После Тарского бунта ратные подвиги тарчан старательно вымарывались из победной летописи государства, богатая и трагическая история ждала своего часа, чтобы открыться далёким потомкам.

За каких-нибудь 10-15 лет Тара начала превращаться в ничем не примечательный провинциальный городок, однако, проложенный через город участок Московско-Сибирского тракта вновь вернул Тару в число значимых торговых и транспортных центров. Начало богатеть местное купечество. В 1782 году Тара стала уездным городом Тобольской губернии, а с 1785 года город высочайше пожалован гербом.

Иллюстрация: линогравюра Вальтера Вильде


просмотров: 3902
комментариев: 0


Добавить комментарий

Имя (nick)

Комментарий

Обновить код

Введите код, который видите на картинке сверху


Отправить












Плановый ремонт электролиний в городе11 сентября 2018 г.

Радуга23 августа 2018 г.
Радуга над Тарой

Паркуюсь как хочу.23 мая 2018 г.

Тарчане, паркуйтесь по правилам!28 февраля 2018 г.

В нехорошем доме опять что-то случилось6 октября 2017 г.

Зима близко. Тепло скоро.21 сентября 2017 г.

Последняя радуга сентября18 сентября 2017 г.
Фото прислал Коротычев Максим