Мурлинская заимка, или Кто кого?

Выбор редакции27.09.2017 11:20  /  Самовольный захват земельного участка, незаконная вырубка деревьев, повреждение археологического памятника – это все последствия решения госинспектора рыбоохраны Александра Морозова построить в устье речки Мурлинки базу отдыха. О ее сносе вынесено решение суда. Но у застройщика несколько иные планы: он добился-таки права на аренду этого лесного уголка и намерен остаться там надолго.



Известная схема
Наша газета уже рассказывала о захвате этого участка лесного фонда (см. статью «Что дозволено инспектору?» №50 от 15.12.2016). Кратко напомним читателям, что в 2015 году Заливинское сельское поселение предоставило Александру Морозову полгектара земли для ведения личного подсобного хозяйства на окраине бывшей деревни Айткулово. Однако он по ошибке, перепутав поле с лесом, передвинулся метров на 900 к речке Мурлинке, где место поживописнее и поудобнее. Эту идиллию прошлым летом испортили представители «Общероссийского народного фронта» и СМИ, которые побывали на месте и предали сей факт гласности. Инспектору пришлось заплатить штраф, а вот выполнять предписание о сносе построек – бани, беседки, трех бревенчатых домов, сарая, туалета – он не стал, уцепившись за строчку в предписании от Главного управления лесного хозяйства Омской области, допускавшего как вариант оформление данного участка в аренду. Более того, за последний год там появился еще один сруб, а возле другого – веранда. 

Еще осенью Александр Викторович, высказывая в редакции «ТП» недовольства нашими публикациями, говорил, что стоят за ним какие-то большие люди, способные и журналистов на место поставить, и «Народному фронту» указать. Видимо, на них инспектор и надеялся, и не напрасно, многое ему удалось. Семья Морозовых (закон запрещает госслужащим заниматься такими вещами, поэтому инспектор подключил к делу супругу) подала заявление о предоставлении в аренду лесного участка, который по их инициативе был размежеван и поставлен на кадастровый учет, как и участок под недавно построенной линией электропередачи. В апреле на основании заявления Татьяны Морозовой ГУЛХ объявило аукцион на право аренды этого участка. «Народному фронту» обращением в УФАС удалось при­остановить проведение аукциона, но жалоба была признана необоснованной, и 5 июня между Т.Н. Морозовой и ГУЛХ был подписан договор аренды сроком на 20 лет, за 20 тысяч в год. Более того, Омский филиал ФГУП «Рослесинфорг» подготовил проект освоения данного участка, в котором уже учтены возведенные постройки.

В то же самое время под давлением прокуратуры ГУЛХ подало на Морозова судебный иск с требованием освободить участок. Сначала Тарский городской суд, а затем и апелляционная инстанция их поддержали – приняли решение о сносе. Получается, что, с одной стороны, лесное ведомство выгоняет захватчика, с другой – помогает ему узакониться.

Как пояснил нам руководитель ГУЛХ Сергей Максимов, в предписании – или снести, или оформить в аренду. Это требование федерального законодательства, от которого не отойти, оно устанавливает жесткие сроки. И если гражданин не успевает все оформить, пока идет судебный процесс, тогда его постройки подлежат сносу.

Интересно, простой смертный смог бы в такой ситуации «уложиться в сроки»? По-моему, чиновники наверняка бы сказали: «Парень, подожди немного! В отношении этого участка сейчас идет гражданский процесс, а по соседнему – расследуется уголовное дело о незаконной рубке». Здесь же через свою супругу инициатором выступает сам административный правонарушитель и подозреваемый в порубке. Александр Викторович уверяет, что изначально имел желание сделать все по закону, но палки в колеса ему вставляет ОНФ. В свою очередь, общественники считают, что прежде всего должно быть выполнено решение суда – полностью демонтированы постройки и убран строительный мусор, и только после этого может начаться процедура оформления аренды. Если сегодня Морозову все сойдет с рук, завтра по той же схеме кто-то построится и узаконится прямо в Чекрушанской роще.

Прилетел вдруг волшебник… 
Современному человеку трудно представить свой отдых без электричества, а у места в устье Мурлинки есть еще один плюс – линия электропередачи, проходящая в паре сотен метров. Одно неудобство – тянуть ее нужно было через лес, деревья пилить, да и без энергетиков опоры не поставишь, провода не протянешь и не подключишься. Но все оказалось решаемо: помогли какие-то «неизвестные лица» – вырубили просеку, а Екатерининский РЭС, несмотря на отсутствие у заявителя правоустанавливающих документов, построил до заимки линию.Не отреагировать на появление свежих пней лесное ведомство не могло. Но Тарское лесничество быстро нашло хитрый выход, а точнее, подставное лицо – некоего И.А. Маматова (существует ли такой на самом деле, выяснить не удалось) и привлекло его к ответственности за… два спиленных дерева. С «порубщика» взыскали административный штраф 5000 рублей и сумму ущерба лесному фонду – 4655 рублей 30 копеек. Не очень-то много, однако за три дерева этот ущерб перевалил бы за 5-тысячную отметку и повлек бы уголовную ответственность, от которой спрятаться за спиной подставного козла отпущения намного сложнее.
Впрочем, спрятать вырубку нисколько не проще. Осенью активисты ОНФ снова выехали на заимку, пересчитали пни и обратились в областную прокуратуру. Новая проверка, проводившаяся уже по снегу, насчитала 58 срубленных деревьев: 24 сосны, 32 березы, 2 осины. Реальный ущерб составил 261 тысячу рублей. Против руководителя Тарского лесничества Николая Каменецкого, составившего тот административный протокол, за превышение должностных полномочий правоохранительные органы возбудили уголовное дело, и в конце апреля этого года ему был вынесен приговор по части 1 ст. 286 УК РФ – 1 год лишения свободы условно. 

Так в чьих интересах действовал Николай Георгиевич? По информации Следственного комитета, все было сделано «по просьбе знакомых, которые предположили, что в порубке деревьев виноват их знакомый». Из решения суда следует, что лесничим двигала личная заинтересованность, «выразившаяся в стремлении оказать услугу М». Знакомые же и штраф оплатили.

Что же это за таинственный знакомый, который упросил, а может быть, подкупил или запугал государева человека? Предстанет ли перед судом истинный порубщик или заказчик работ? Вроде бы ясно как белый день, кому эта просека нужна, а следствие затянулось. Полицейские говорят, что одного мотива мало, у нас такой закон: нужно поймать нарушителя за руку в момент отделения ствола дерева от корня. Морозов в этом не признается, не признаются в этом и энергетики. Наверное, прилетел волшебник в голубом вертолете, взмахнул своей палочкой и просека появилась…

Он же памятник!..
Появление заимки не только повлекло за собой уничтожение шести соток леса, но и разрушение древнего городища с могильником предков нынешних хантов и манси, живших здесь в конце I тысячелетия, а позднее и предков татар. Кстати, в Тарском историко-краеведческом музее совсем недавно завершила работу выставка находок, среди которых было и бронзовое литье с Мурлинки, хранящееся сейчас в ОГИК музее. Но большая часть археологического памятника остается неисследованной. По словам старшего научного сотрудника Омского филиала Института археологии и этнографии СО РАН Сергея Тихонова, участвовавшего в раскопках этого городища в 1983 году, культурный слой там всего-то до 60 см, и находки встречаются уже на 20-сантиметровой глубине. А так называемые временные постройки Морозова, потому что без фундамента, – бревенчатые коттеджи 6 на 11 метров – стоят на вкопанных в землю сваях, или стульях. Так, например, под сгоревшей баней активисты ОНФ насчитали два с половиной десятка таких свай, плюс печь. Современные строения полностью или частично перекрывают древние жилища, ну а по поводу туалета с его глубокой ямой комментарии излишни. 

Об объекте историко-культурного наследия инспектор знал, но у него свои представления о ценности артефактов. Мол, в прежние годы работники науки и культуры нарисовали в своих бумагах огромное количество памятников ради финансирования.

– Почему мы должны верить археологам, которые за это получали деньги? – сказал Александр Викторович, отвечая на вопросы журналистов. – Памятника археологии там нет! Он отменен указом губернатора, который, видимо, разобрался… А что там есть, покажет экспертиза, которую мы закажем, оплатим, приедут специалисты, сделают заключение.

Действительно, это городище было взято на государственную охрану постановлением главы администрации Омской области в 1994 году. Однако его (постановление, но не памятник!) отменил губернаторский указ №29 от 25 января 2002 года. На основании этого факта Тарский отдел МВД вынес отказ в возбуждении уголовного дела по статье 243 УК РФ «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия…» в сентябре прошлого года.

Ясность в этот вопрос опять же по обращению ОНФ внесла областная прокуратура, которая в декабре 2016 года в своем представлении нынешнему губернатору сообщала, что указ №29 был принят без согласования с Минкультом РФ и областным управлением культуры, документы, свидетельствующие об утрате исторической и культурной ценности объекта, отсутствуют. Таким образом, никаких правовых оснований для издания такого указа не было, он противоречит федеральному законодательству, тем более, объекты археологии имеют федеральное значение. Короче говоря, случилась ошибка, снявшая охранный статус сразу со 113 таких памятников в пяти северных районах области.  

– Объекты историко-культурного наследия ставятся на охрану постановлением главы региона, – прокомментировал ситуацию специалист Министерства культуры Омской области Альберт Полеводов, – но после их включения в государственный реестр, решение об исключении принимается только после проведения экспертизы. В этой связи губернатор просто был неправомочен издавать отменяющий указ.  Таким образом, проверка областного Минкульта, проведенная в конце мая этого года, выявила повреждения объекта культурного наследия в результате хозяйственной деятельности А.В. Морозова, и прокуратура усмотрела в его действиях признаки состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 243 УК РФ. Материалы проверки были направлены в Отдел МВД по Тарскому району, который снова вынес отказ. Почему? Как утверждает этот документ, информация о регистрации в качестве памятника под названием «Могильник Айткулово II» и постановке его на госохрану является недостоверной, поскольку постановление 1994 года отменено указом губернатора под №29. Как это понимать: стражи порядка не верят прокуратуре, что там памятник, или не желают разбираться с нарушителем? Надеемся, это всего лишь досадное недоразумение и, в конце концов, восторжествует справедливость вопреки всем усилиям застройщика и его покровителей.

КОММЕНТАРИЙ
Начальник отдела использования лесов и государственного лесного реестра Главного управления лесного хозяйства Омской области Евгений Старокожев:12 мая 2017 года Тарским городским судом по обращению ГУЛХ Омской области в связи с неисполнением гр. Морозовым А.В. ранее выданного требования (осуществить снос незаконно возведенных строений, либо оформить использование лесного участка в соответствии с действующим лесным законодательством) вынесено решение о сносе незаконно возведенных строений. Решение суда вступило в законную силу.
Аукцион по продаже права на заключение договора аренды лесного участка, находящегося в федеральной собственности, подготовлен и организован в соответствии со ст. 79 Лесного кодекса РФ, а также с учетом соблюдения требований Федерального закона от 25 июня 2002 года № 73 «Об объектах культурного наследия народов Российской Федерации». В случае обнаружения в ходе государственной историко-культурной экспертизы земельного участка объектов, обладающих признаками объекта археологического наследия, арендатор должен разработать и согласовать с Минкультом мероприятия, обеспечивающие сохранение выявленных объектов в ходе последующей хозяйственной деятельности. После заключения договора аренды ИП Морозова Т.Н. обязана провести вышеуказанную экспертизу и представить заключение в Минкульт региона.Разработанный ИП Морозовой Т.Н. проект освоения лесов Главным управлением не принят и возвращен по причине неисполнения условий аукциона: неправомерно указаны временные объекты, подлежащие сносу, а также отсутствует заключение государственной историко-культурной экспертизы. В соответствии с действующим лесным законодательством арендатор не имеет права использовать лесной участок без проекта освоения лесов.

Фото: Тарское Прииртышье / Евгений Захаров


автор: Сергей Алферов
просмотров: 843
комментариев: 4


Добавить комментарий

Имя (nick)

Комментарий

Обновить код

Введите код, который видите на картинке сверху


Отправить


Комментарии
28.09.2017  Тара

Что за тема?построил избушку в лесу-что здесь плохого?Когда лес пилят в промышленных масштабах-газета молчит.А сейчас бегают в поисках "эксклюзива". Да не получается.
В районе даже пеньков от красного леса не осталось.А здесь березки и осинки все пересчитывают.
кстати,куда интереснее прочитать о ментовских заимках,а то может тоже ..баньки на наследии построены.Да!и где хоть один артефакт.Где фото наследства.
28.09.2017  Натали
Молодцы, что осветили эту тему. Некоторые чиновники (да почти все) считают себя всемогущими. И думают, что все сойдет им с рук (к сожалению чаще всего так и происходит).
28.09.2017  тип
Собака лает, а караван идет. Смысл писать?
27.09.2017  Из деревни
Автору РЕСПЕКТ! Честная пятёрка за профессиональную дотошность, принципиальность, смелость и личный вклад в развитие гражданского общества.










В нехорошем доме опять что-то случилось6 октября 2017 г.

Зима близко. Тепло скоро.21 сентября 2017 г.

Последняя радуга сентября18 сентября 2017 г.
Фото прислал Коротычев Максим

Конкурс «Фото с районкой»29 августа 2017 г.
Меня зовут Изабелла Руф. Мою сестру - Эвелина. Такими именами нас украсила мама в надежде, что и мы с сестрой будем украшать мир. Эвелина - активная, деятельная, общительная, знает много стихов, а еще у нее рыжие волосы, и она очень артистичная. Сейчас ей 6 лет и она учится читать, но не по букварю, а по газете.

Фото с районкой17 августа 2017 г.
Каждый четверг «Тарское Прииртышье» можно увидеть на раскопе у археологов. Там, среди откопанных находок, планов и чертежей, обязательно встретишь свежий номер нашей газеты, к концу дня уже в прямом смысле зачитанный до дыр. Причем его читателями являются не тарчане, а омичи и томичи.

Конкурс "Фото с районкой"10 августа 2017 г.
Примерно так проходит вечер четверга в семье Александра Лапшина. Александр поудобнее располагается на уютном диване со свежим номером районки, купленным в магазине «Иван да Дарья» на улице Дзержинского, кот Рыжий укладывается на хозяина. Александр читает районные новости, самое интересное излагает своему любимцу, а Рыжий слушает да, в зависимости от содержания газетной статьи или заметки, либо урчит от удовольствия, либо щурит глаз от возмущения. Снимки на конкурс отправляйте на электронный адрес редакции redtara@bk.ru.

Конкурс "Фото с районкой"8 августа 2017 г.
Узнав о конкурсе «Фото с районкой», я сразу решила поучаствовать в нем, но долго не могла придумать, какие у меня должны быть фотографии. Мучиться мне не пришлось, проблему помогли решить ребятишки нашего детского сада. Фантазия зашкаливала. Это лишь часть снимков фотосессии с «Тарским Прииртышьем». Воспитатель разновозрастной группы Самсоновского детского сада Ольга ГУДКОВА