Сказка за Иртышом

Выбор редакции15.02.2018 13:10  /  Проезжающие мимо фермерского хозяйства Петра Преде автомобилисты невольно притормаживают. Люди забывают о срочных делах, завидев грациозных животных, находящихся за высоким забором вольера. Встретить маралов в живой природе довольно непросто, поэтому нередко на дороге и у забора можно застать толпу зевак.



Переехав Иртыш, оказываешься в сказке Петра Преде. Вокруг живописная природа, на территории - руб­ленные в сибирском стиле гостевой домик и русская банька, а в шаговой доступности гуляют грациозные животные – маралы, наблюдать за которыми можно часами напролет. А если хозяева усадьбы не будут заняты фермерскими делами, то можно услышать множество историй и рассказов о повадках этого вида оленей, полезную информацию о продукции переработки пантов (рогов оленей).

- Разведение маралов – это не бизнес, - отмечает Петр Преде, - это, скорее, желание жить в гармонии с природой. Вдохновил отдых на Алтае. На экскурсии в маральнике узнал о пользе пантов. Когда видишь этих красивых своенравных животных, то буквально влюбляешься в них. В природе и даже частных хозяйствах по разведению маралов животное не подпустит к себе ближе 500 метров. А мы вот имеем возможность наблюдать за его грациозностью, резвостью и необычным нравом. Маралы  - осторожные животные, пугливые. Вы не представляете, как интересно за ними наблюдать. Сейчас у нас два самца и четыре самки. Внешне отличить их друг от друга можно только по наличию пантов – рогов. За три года удалось узнать о них больше. К примеру, самки издают звук, схожий с «пением» дельфина. А самцы, высоко подняв голову, буквально трубят всей гортанью. Такое «пение» эхом разносится на 17 километров по округе. Многие особенности поведения маралов мы узнали только с их появлением в нашем вольере.

Прежде чем привезти племя в Тару, Преде встречался с опытными фермерами, изучал их опыт. В 2015 году, взяв кредит, купил маленьких оленят на одном из алтайских племенных заводов. 

В мечтах тарчанина - основать на своей земле мараловодческое хозяйство и всерьез заняться производством по переработке пантов. Но это всего лишь мечта. Дорогостоящий бизнес в регионе не считается сельскохозяйственным, поэтому получить средства на его развитие через конкурсы и гранты невозможно. Да и направление «сельский туризм», с проектом которого супруги Преде неоднократно выходили на областные министерства, курирующие туризм и сельское хозяйство, отсутствует в графе грантовых конкурсов. А значит, помощи от государства на новое направление бизнеса пока ждать не приходится. 

- Район бы не прогадал, да и область тоже, если бы у нас было налажено производство пантовой продукции, - отмечает Петр Владимирович. – Алтай только этим направлением и живет, не успевая экспортировать продукцию оленеводства. Первые годы мы стучали во все двери. Теперь решили держать маралов для себя. Уже успели опробовать пантокрин собственного производства. Чтобы заниматься производством пантовой продукции и осваивать рынок, необходимо держать не менее 60 голов. Пока поголовье слишком мало, а отнюдь не дешевый бизнес финансируется только за счет семейного бюджета фермера. 

Если не брать во внимание маралов, цена на которых от 60 тысяч рублей и выше, один только километр ограждений вольера обойдется в 370 тысяч рублей! Да и сетка для него делается только на заказ. Причем проволоку производит новосибирский завод, а сетку крутит барнаульский. Чтобы построить вольер для шести маралов, супругам пришлось пожертвовать личным автомобилем. В силу особенностей поведения животных, ограждение - один из важных моментов безопасности и сохранения поголовья. С виду спокойные маралы довольно лихие скакуны. В прыжке они с легкостью могут преодолевать преграду 2-3-х метровой высоты. 

- У маралов очень сильные ноги, - рассказывает Петр Владимирович. – И я в этом убедился лично. Однажды, высыпая в кормушку зерно, я почувствовал за спиной движение. Обернулся – передо мною вставший на дыбы олень. Едва увернулся от удара, грудную клетку он не задел, копыта упали на бедро, которое онемело от боли. Ноги у маралов мощные, как, впрочем, и рога. Но об этом мало кто знает, поэтому зачас­тую люди без разрешения подходят близко к вольеру.

Действительно, натоптанные от дороги до вольера тропы красноречивее слов свидетельствуют о нелегальном посещении животных. 

- Интерес к нашему хозяйству возник, как только мы перевели животных в новый вольер под открытым небом, - рассказывает супруга фермера Елена Преде. – Люди останавливаются прямо на обочине дороги, бросают автомобили и по колено в снегу идут к забору, пугая бедных животных своим диким криком «смотри, вон он!». А могли бы подойти к нам и попросить впустить их на территорию посмотреть на маралов не в «замочную скважину». 

Почему землякам привычнее подглядывать, чем спокойно наблюдать за грациозными животными – хозяевам непонятно. Ведь в этом Преде никому не отказывали. Даже когда в Таре проходили Международные молодежные сборы, семья в течение нескольких дней принимала гостей.

Фото: Евгений Захаров / Тарское Прииртышье


автор: Ирина Маршалок
просмотров: 807
комментариев: 0


Добавить комментарий

Имя (nick)

Комментарий

Обновить код

Введите код, который видите на картинке сверху


Отправить












Паркуюсь как хочу.23 мая 2018 г.

Тарчане, паркуйтесь по правилам!28 февраля 2018 г.

В нехорошем доме опять что-то случилось6 октября 2017 г.

Зима близко. Тепло скоро.21 сентября 2017 г.

Последняя радуга сентября18 сентября 2017 г.
Фото прислал Коротычев Максим

Конкурс «Фото с районкой»29 августа 2017 г.
Меня зовут Изабелла Руф. Мою сестру - Эвелина. Такими именами нас украсила мама в надежде, что и мы с сестрой будем украшать мир. Эвелина - активная, деятельная, общительная, знает много стихов, а еще у нее рыжие волосы, и она очень артистичная. Сейчас ей 6 лет и она учится читать, но не по букварю, а по газете.

Фото с районкой17 августа 2017 г.
Каждый четверг «Тарское Прииртышье» можно увидеть на раскопе у археологов. Там, среди откопанных находок, планов и чертежей, обязательно встретишь свежий номер нашей газеты, к концу дня уже в прямом смысле зачитанный до дыр. Причем его читателями являются не тарчане, а омичи и томичи.