Реконструктор

Выбор редакции15.06.2018 10:58  /   №20 (11979), 17 мая 2018 г.  /  Тара – старейший русский город Сибирского федерального округа и один из первых в географической Сибири. Тарчане не только могут этим фактом гордиться, но, наверное, даже обязаны использовать такое преимущество, наполнив свое пространство «живой историей». Как это сделать? Мы беседуем с руководителем Северного филиала военно-­исторического клуба «Служилые люди Сибири – Кованая рать» Алексеем Бахтиным.



Сам Бог велел
– Алексей Николаевич, как так получилось, что Вы, житель села Знаменского, взялись за создание военно-исторического клуба в Таре? 
– Здесь уже не раз бывали члены омского клуба реконструкторов, и все видели их зрелищные выступления. К предстоящему юбилею города районная администрация задумала проведение у себя большого исторического фестиваля. Омск предложил не только приглашать иногородние коллективы и закупать нужную атрибутику, а создать здесь постоянно действующий клуб, который и станет основой для таких мероприятий. Поначалу рассчитывали на специалиста из Омска, они ведь товар штучный, но парень не захотел ехать в Тару, и выбор пал на меня, поскольку я работал в том же направлении. Кстати, четыре года назад меня приглашал Тюкалинск, который сделал ставку на развитие исторического туризма. Я тогда не согласился. А тут Василий Михайлович Минин, руководитель «Кованой рати», предложил мне Тару. Я сам из Пологрудово, просто волею судьбы оказался в Знаменке, подумал и согласился с тем условием, что переходим сюда, но знаменских ребят не бросаем. 
– Вы заняли пустовавший пристрой к зданию историко-краеведческого музея… 
– «Дом дружбы» надеялся, что я пойду к ним, уже строил планы, но у них не было места, потому меня и определили методистом при музее. 
– Давайте объясним читателям, что такое военно-исторический клуб. 
– Это сообщество людей, интересующихся той или иной эпохой. Одни изучают, как выглядели в те времена люди, их одежда, оружие, предметы быта – те же чернильницы или подсвечники. Другие, мастера, все это изготавливают, причем здесь пригождаются самые разные умения – и шить, и рисовать, и с глиной работать. Третьим интересен спорт, битвы, поединки, и они тренируются, осваивают приемы боя, каскадерские трюки, правильную технику падения. Например, Толя Драч и Влад Рычков устраивают все показательные выступления, ведь зрелище – это неотъемлемая часть нашей работы. Собственно, для этого мы и готовим небольшие группы, полностью соответствующие определенному периоду прошлого, а на фестивалях занимаемся реконструкцией исторических событий.
– Какой исторический период вы считаете своим?
– Наша эпоха - XVI – начало XVIII века, от Ивана Грозного, при котором появились стрелецкие войска, и до Петра I, который их упразднил и реформировал армию на западный манер. В этот временной отрезок входит и Смута, и начало освоения Сибири. Мы также взялись за вооружение джунгар, с которыми тарчане воевали.
– Какие-то особенности в облике сибирских стрельцов можете назвать?
– В Центральной России, где формировались полки, у них были свои форменные цвета, например, у Москвы – это красный. В Сибири строгой одноцветности не было. Здесь кто во что горазд: и цвет, и пошив, и материал. Кстати, стрельцов в наших краях не особо выделяли, их могли и в казачий состав включать.
– Много ли в России подобных клубов?
– В Европейской России их в избытке. Существуют целые исторические объединения по отдельным эпохам, в них числятся клубы разных городов. Кто-то поднял флаг – туда все съезжаются. У нас таких структур нет, реконсрукторских клубов и тех мало: Томск, Омск, Красноярск, Новосибирск. В Знаменке был единственный сельский клуб в Сибири, теперь Тара стала единственным малым городом, который взялся за реконструкцию. И мы считаем, это правильно, потому что Тара – город той эпохи, которой занимается Омск, несмотря на то что он появился позднее. Позиционировать себя как «тарские служилые люди» омичи не стали, хотя эти слова у них звучат. Такой вот диссонанс. Они изучают эпоху, от которой географически отодвинуты. Вот почему они заинтересованы в Таре: она важна для них как историческая основа.

Требуется командир
– Да, Тара – город-герой XVII века, но чем все-таки Вас сюда сумели заманить? 
– Мы с комитетом культуры планировали организовать пробный фестиваль в 2017-м, ко Дню города или после. В этом году хотели провести межрегиональное мероприятие – пригласить ребят из Тюмени, Новосибирска, Томска, человек 50–60. А в 2019-м, к юбилею Тары, собрать сотни три-четыре на международный фестиваль, подтянуть стрельцов из Москвы – устроить на поле у стадиона битву с большим количеством пушек, дымовых орудий, заграждений… 
– Что-то не припомню в Таре фестиваля в 2017-м. 
– А его и не было. Не нашлось средств. Надежды на гранты оказались напрасными, хотя трижды подавали заявки. А бюджетных денег не нашлось даже на тамбур в помещении с неотапливаемым подвалом. Я уже привык тепло одеваться, а ребята приходят – замерзают. Но главная проблема – в мастерской. Мы поначалу набрали 15 детей, а занять их не смогли, поскольку не всем интересно тренироваться, хочется свое оружие делать. Сейчас договорились с комитетом по образованию о мастерской на станции туристов. Недавно привезли несколько станков, ребята постепенно стали подтягиваться. Однако без финансирования развиваться сложно. Один комплект воина стоит как экипировка хоккеиста. Кафтан – 5,5 тыс. рублей, рубаха – 2,5 тысячи, сапоги – 6 тысяч, хотя используем самый простой материал. При узких брюках от широты мира никакой пользы нет.
– Как планируете обустроить выделенное реконструкторам помещение? 
– Мы тоже создаем свою экспозицию, но в отличие от музея там можно все потрогать: и ядра, и пули, и на жалейке подудеть, примерить кольчугу, почувствовать ее вес и в ней сфотографироваться, представить себя воином. Люди приходят и приносят подарки: вот из последних – долбленое корыто, коромысло, грабли деревянные. Много старинных вещей из домашней коллекции недавно ушедшего от нас ермаковского казачьего атамана Анатолия Веремчука. Казаки хотели отдельный музейный проект, но не нашли помещения. Я им предложил место в клубе, они же помогают финансово. Главное, экспонаты сохранятся, а там будет видно. Здесь создаем обстановку русской избы, там – подобие крепости, а в подвале думаем сделать тир – из лука стрелять. 
– Кто может стать членом клуба: школьники, студенты или?..
– Без ограничений по возрасту. Сейчас уже сложился костяк взрослых, правда, не хватает грамотного лидера. Я лишь педагог: могу работать с детьми – заинтересовать, научить изготавливать какие-то вещи. Мне тяжело с организационными вопросами, договорами и прочими бумажными делами. Я готов помочь создать клуб, но здесь нужен человек, желательно молодой, разбирающийся, помимо истории, в экономике и финансах. 
– Девчонок в свои ряды принимаете?
– Они приходили, но не задерживались. Как-то стесняются мужского коллектива, хоть я им говорил: «Девчонки, будете шапки шить парням и себе сошьете». Но тут сказалась проблема с мастерской. Думаю, она у нас появится – придут и девушки.  
– Ну а в этом году вы намерены повоевать?   
– Уже есть предложения из Новосибирска, Новокузнецка, Томска и Москвы. Минин смог встретиться с областным министром культуры, попал на прием к Мединскому, который сам возглавляет военно-­историческое общество, и добился-­таки финансирования на 2018 год. В августе состоится международный фестиваль «Сибирское царство», но не в Таре, а в Омске. У нас может быть только небольшое выступление на День города. На многое мы не рассчитываем: сделать бы несколько костюмов да потренировать ребят. 

Воздастся сторицей 
– Все-таки «фестиваль» является ключевым словом в истории Вашего переезда в Тару. Несмотря на все безденежье, где-то удалось в прошлом году побывать?
– В 2017 году мы участвовали в 17 мероприятиях, в том числе в лагерной смене «Застава Ермака», где обучали пушкарей и лучников, знакомили их с военно-исторической реконструкцией и вообще с нашей историей. В прошлом году мы были на «Кузнецком рубеже» в Новокузнецке, где участвовали в съемках фильма, посвященного юбилею этого города, поскольку наши костюмы полностью соответствуют тому времени. Были в Сургуте – там «Мангазейский ход», хоть и этнофестиваль, но всегда приглашают омскую команду, которая может показать бой. И Москва – фестиваль «Времена и эпохи», в Коломенском. Жаль только, что из-за отсутствия средств мало кому из тарчан удалось туда по­ехать.
– Чей кошелек оплачивает поездки?
– Большей частью свой. Затратно, но дети, посмотрев мир, сразу психологически меняются. А тут плюс к географии – общение, ведь там большинство – студенты. А опытные мастера подскажут, как изготовить ту или иную вещицу, как правильно резец держать. Многие родители отмечали, что дети стали книги читать, в библиотеку ходить… Или попробуйте заставить парней петь! Они обычно стесняются, а на фестивалях, глядя на сверстников, поют, да еще как! Поэтому родители и бабушки на все готовы, лишь бы ребенку дать возможность съездить вновь. 
– Если бы такой фестиваль проводился в Таре?
– Смысл фестиваля не только в зрелищности, но и в интерактиве. Это - для всех желающих мастер-классы по стрельбе из лука, пищалей или пушек, которые можно самому зарядить и сфотографироваться в момент выстрела. Мы предлагаем людям полностью окунуться в тот мир. Такое только в кино увидишь, но за экран не попадешь. Кроме того, фестиваль – еще и экономический проект. Например, в Новосибирской области, в городок Колывань на двухдневный фестиваль каждый день собирается до 15 тысяч зрителей плюс торговцы отовсюду. Это сравнимо с огромной ярмаркой. Конечно, на начальном этапе фестивали требуют раскрутки, но затраты потом окупаются. Это не что иное, как событийный туризм, позволяющий использовать историю для развития экономики города.

Фото: Евгений Захаров / Тарское Прииртышье



автор: Сергей Алферов
просмотров: 287
комментариев: 0


Добавить комментарий

Имя (nick)

Комментарий

Обновить код

Введите код, который видите на картинке сверху


Отправить












Паркуюсь как хочу.23 мая 2018 г.

Тарчане, паркуйтесь по правилам!28 февраля 2018 г.

В нехорошем доме опять что-то случилось6 октября 2017 г.

Зима близко. Тепло скоро.21 сентября 2017 г.

Последняя радуга сентября18 сентября 2017 г.
Фото прислал Коротычев Максим

Конкурс «Фото с районкой»29 августа 2017 г.
Меня зовут Изабелла Руф. Мою сестру - Эвелина. Такими именами нас украсила мама в надежде, что и мы с сестрой будем украшать мир. Эвелина - активная, деятельная, общительная, знает много стихов, а еще у нее рыжие волосы, и она очень артистичная. Сейчас ей 6 лет и она учится читать, но не по букварю, а по газете.

Фото с районкой17 августа 2017 г.
Каждый четверг «Тарское Прииртышье» можно увидеть на раскопе у археологов. Там, среди откопанных находок, планов и чертежей, обязательно встретишь свежий номер нашей газеты, к концу дня уже в прямом смысле зачитанный до дыр. Причем его читателями являются не тарчане, а омичи и томичи.