Тайное стало явным

Выбор редакции03.08.2018 18:22  /   №27 (11986), 5 июля 2018 г.  /  До недавнего времени считалось, что по пню, если он не гнилой, не определишь, было ли срубленное дерево здоровым или страдало какой-то болезнью. Этим активно пользовались не совсем честные лесорубы, извлекая из санитарных рубок немалый доход. Однако тюменские специалисты «Сибирской лесной опытной станции» Всероссийского НИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства опровергли это утверждение. В конце мая по инициативе ОНФ, которую поддержал глава региона Александр Бурков, тюменцы побывали в Тарском районе. Здесь они взяли с оставшихся пней спилы для дальнейшей экспертизы, а сейчас нам известны ее результаты.



Каждому дереву по паспорту
Современного человека сейчас сложно чем-то удивить. Тем не менее, разработка тюменских ученых имеет все шансы сотворить революцию в лесной отрасли. Суть методики состоит в построении информационной математической модели ствола дерева по рисунку годичных колец. Впрочем, в поле зрения науки древесные кольца попали давно, даже появилась такая дисциплина, как дендрохронология, позволяющая датировать, например, старинные постройки, что в Таре успешно делают уже несколько лет красноярские исследователи. Однако из рисунка на стволе можно почерпнуть значительно больше полезной информации. Биометрия охватывает более 2,2 тыс. аспектов, и в совокупности полученные данные позволяют отличать одно дерево от другого. На этом основан «биоинформационный паспорт» растения, уникальный и равнозначный для всего ствола, и неважно, на какие части он будет потом раскряжеван. – Наш метод можно сравнить со всем известной дактилоскопией, – объясняет заместитель директора по научной работе «Сибирской ЛОС» Андрей Николаев, – у каждого из нас свой неповторимый рисунок кожи. Неповторимы и годичные кольца деревьев – двух одинаковых на планете не найти.Что это нам даст? Например, можно создать автоматизированную систему учета заготовленной древесины и ее контроля при транспортировке. Лесозаготовители фотографируют спилы деревьев или пни на делянах и отправляют фото в единую базу данных – «белый лист», сохраняющий «паспорт» каждого дерева. А сотрудники таможни или поста контроля таким же образом смогут оперативно проверить бревна или доски в кузове грузовика и, если их не окажется в «белой базе», занести в «черный лист»… Но это дело будущего, а сейчас метод биометрии постепенно осваивают правоохранители Тюменской области. Нередко доказать вину черных лесорубов, не пойманных за руку,  бывает очень сложно. С этой целью приходится делать спилы с пней и прикладывать их к комлям: совпадет или нет. Но браконьеры тоже не лыком шиты, таких улик стараются не оставлять. Отныне, чтобы замести следы, им придется корчевать пни и подбирать за собой все до последней веточки.Директор «Сибирской ЛОС» Ислям Зайнуллов привел конкретные примеры использования метода биометрии. В одном случае водитель лесовоза, разыскиваемого полицией, успел где-то сбросить свой незаконный груз и долго отпирался: мол, это не его. Но для доказательства причастности было достаточно найденного в кузове кусочка древесины. В другом случае удалось вывести на чистую воду хозяина пилорамы, где ворованный кругляк уже был распущен на доски. И, надо отметить, суды приняли во внимание результаты экспертизы, признав лесорубов виновными. 

Немного истории, или Где посадки?
Пожалуй, именно такая экспертиза могла пролить свет на историю «оздоровления» живописного бора у села Екатерининского. Желающие прийти туда с пилой появились, как только в 2006 году с него сняли статус особо охраняемой природной территории. В 2010-м этот лес оказался в аренде у местного предпринимателя Анатолия Хомюка. Пилить или не пилить? Вопрос обсуждался долго. Арендаторы ссылались на проект освоения лесов и документы лесоустройства, убеждали, что санитарный уход необходим, от этого зеленому массиву только польза. В конце концов, там завизжали пилы…Местные жители, увидев, как редеет не такой уж и больной бор, стали жаловаться. Приезжали комиссии, проверяли, иногда замечали «единичные пни сосны», но для хозяев лесных кварталов все заканчивалось предупреждениями либо символическими штрафами. Три года назад по поводу очередной жалобы, на этот раз в Минприроды РФ, к нам в район был направлен специалист Департамента лесного хозяйства по Сибирскому федеральному округу Иван Чернов (см. подробнее «По итогам одной проверки» «ТП», №21 от 28 мая 2015 года). От него-то и узнала наша газета, что по материалам лесоустройства в 5-м выделе 179-го квартала Екатерининского участкового лесничества основанием для проведения санитарной рубки стала поврежденная стволовой гнилью береза. Деревья хвойных пород, по крайней мере здоровые, рубке не подлежали! Тем не менее согласно декларации, некоего самоотчета, представленного арендатором в Тарское лесничество, в указанном квартале и выделе было взято 36 кубометров березы, 15 – осины, 577(!) – сосны. Причем на самом деле, как нередко бывает, могли взять и 700, и 800 кубов сосны, сколько совесть позволит и не заметит лесничество, которое, кстати, приняло декларацию без замечаний.Однако после этой проверки за то, что «в рубку кроме березы были назначены и вырублены деревья пород сосна и осина, в то время как поврежденная береза вырублена не в полном объеме» Тарское лесничество вынуждено было наказать арендатора… на 10 тысяч рублей, а главному лесничему Сергею Склярову «за ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей» областное управление объявило замечание. Пересчитывать пни никто не стал, и на этом все закончилось. Но страсти вокруг этого лесного квартала не утихают до сих пор. Два последних года там начали возникать подозрительные пожары, чего раньше не случалось. А в 2016-м, судя по надписи на лесохозяйственных столбиках, сделанной поверх прежней, там проведено лесовосстановление, причем по инициативе арендатора, как утверждают работники лесничества. Пропаханы борозды и, наверное, сделаны посадки. Правда, ни единого прижившегося саженца, как ни искали, найти не удалось. Все-таки главным оставался вопрос: откуда в том выделе взялось столько больных сосен? 


Выпиленные из пней сегменты стали образцами для проведения биометрической экспертизы, которая установила, что заготовленные в ходе санитарной рубки сосны были здоровы.

Экспертиза покажет 
С биометрическим методом тюменцы познакомили омичей в свой первый приезд в нашу область, в феврале этого года. Тогда региональное отделение ОНФ предложило опробовать его на тарских лесах практически. Начать решили со 179-го квартала – выяснить, были ли сосны больными. Ведь благодаря рисунку годичных колец можно не только идентифицировать деревья. В их структуре, по словам Андрея Николаева, можно найти каждый фактор, повлиявший на жизнь и рост растения: было ли оно больным, здоровым, зараженным вредителями, буреломным или ветровальным, имело ли какие-то механические повреждения, когда погибло или было спилено, вплоть до месяца. Можно даже выяснить, какие деревья стояли рядом… Ученые в присутствии сотрудников прокуратуры, МВД, МЧС, Рослесхоза по Сибирскому федеральному округу и регионального управления лесного хозяйства, а также журналистов отобрали более 30 образцов для дальнейшего анализа. Для этого из пня выпиливается небольшой сегмент, чем-то напоминающий кусок тортика. Далее пни и вырезанные треугольнички нумеруются и фотографируются вместе с gps-навигатором, указывающим точные координаты.Взят также образец засохшей сосны – узнать, было ли дерево погибшим в год рубки, если да – его должны были в ходе санитарных мероприятий убрать, но не стали, возможно, из-за потери товарной ценности. Кроме того, для сравнительного анализа понадобилось извлечь керны из стволов здоровых сосен.  К тому времени, когда собрали половину образцов, не встретилось еще ни одного березового пня, а найденные потом можно было пересчитать по пальцам на одной руке.



Санитары были черными
Результаты экспертизы стали известны две недели назад. Она установила единство времени рубки практически всех деревьев, с которых были взяты образцы, – осень 2014 года. На тот момент 18 из 23 спиленных сосен были абсолютно здоровы, у пяти – выявлены нарушения роста, не влиявшие на их жизнеспособность, и только одна имела тенденцию к усыханию. Сухостойная же сосна погибла еще весной 2012 года. Из 7 исследованных берез 4 являлись фаутными, то есть больными (сильная степень поражения стволовой гнилью), так же, как и 1 осина. Кроме того, эксперты отметили «сильное захламление порубочными остатками на месте рубки, не вырублены явно фаутные и опасные деревья (зависшие, сухостойные)».Но это еще не все. Пока шла экспертиза, лесное ведомство с привлечением специалистов из СФО и Рослесхоза, а также ОНФ пересчитали все пни в 5-м выделе 179-го квартала. Выяснилось, что было срублено 256 деревьев: одна ель, одна осина, всего лишь 14 берез и… 240 сосен. Объем взятой хвойной древесины оказался почти на 200 кубов больше, чем указано в декларации. Впрочем, переруб можно было выявить и без всякой биометрии. Но почему-то, несмотря на неоднократные просьбы общественности, раньше никто этого делать не спешил.Судя по всему, санитарная рубка стала предлогом для промышленных лесозаготовок и чьего-то личного обогащения. Теперь, когда тайное стало явным, дело за правоохранительными органами.

Фото автора.


автор: Сергей Алферов
просмотров: 1109
комментариев: 5


Добавить комментарий

Имя (nick)

Комментарий

Обновить код

Введите код, который видите на картинке сверху


Отправить


Комментарии
13.08.2018  Лесорубу обычному
А что вы так напряглись? Похоже, что сейчас обычный лесоруб - это черный лесоруб, какие же тогда "необычные"?
12.08.2018  Лесоруб обычный
Сомнения берут в правдивости этой технологии. Легко можно результат подогнать под желаемый. Кем этот метод узаконен? Кто проверит их работу? Извините, но к примеру, врач утверждает, что у пациента перед смертью была очень высокая температура. Кто опровергнет? Много у нас Кашпировских и других талантов чьи методы, у меня лично, вызывают огромные сомнения.
06.08.2018  Школьнице
Над чем стебетесь? Над собой стебетесь!
06.08.2018  Exe
Откупятся
06.08.2018  Школьница
Гордость берёт за наш район! Всё новое и передовое, в числе самых первых, применяется именно у нас.