На память города дарить…

Выбор редакции25.09.2018 13:36  /   №32 (11991), 9 августа 2018 г.  /  Дома не грибы, не сами растут, их кто-то сооружает. Однако мало кто знает, чьи руки создали его многоэтажку, тем более, давно уже нет ремонтно-строительного управления горисполкома, которое возвело в Таре большую часть таких домов. С 1970 по 1985 год его возглавлял Александр Плоцкий.



Первое знакомство Александра Плоцкого с Тарой состоялось в 1957-м, уже после службы в армии. Он приехал сюда, к своему брату, чтобы… закончить среднюю школу, чего не удалось сделать в тяжелые послевоенные годы в родном Колосовском районе. Здесь он пошел в школу рабочей молодежи и одновременно устроился на завод им. Чкалова. Потом были 6 лет учебы на вечернем отделении политехнического института, а днем – работа на Сибзаводе, сначала в цехе фрезеровщиком, а получив диплом, в отделе автоматизации и механизации конструктором.– Своего жилья в Омске не было, мотались по съемным квартирам, – вспоминает Александр Федосеевич. – Сын болел постоянно. Отправлю к отцу с матерью в Ламоново на лето – он приезжает здоровеньким. Поэтому ради ребенка в 1966 году решили переехать в Тару. Здесь мне предложили должность главного инженера в комбинате коммунальных предприятий и жилье. Пришлось сменить профессию. Там был конструктором в галстуке, а тут в моем ведении – котельные, водопроводы, дороги, бани, горэлектросеть – все, вплоть до газовых баллонов…Главное, страшный прогноз врачей не оправдался. Уже через год никаких признаков болезни у сына не нашли.

Через четыре года Плоцкий возглавил РСУ, находившееся у перекрестка 5-й Линии и Школьной, и снова сменил сферу деятельности. Говорит, вникнуть во все тонкости было нетрудно: расчеты в машиностроении намного сложнее, чем в строительстве. Другое дело – руководить, когда перед тобой – никого, а за тобой – целый коллектив.– Когда я пришел, в организации были только двухэтажное здание, проходная и котельная. Вся техника под – открытым небом, и зимой шоферы стояли в очереди к кочегару, чтобы залить ведро горячей воды в радиатор и завести машину. Мы построили гаражи, столярный цех и сушилку, цементный склад, поставили вторую пилораму, башенный кран. Сделали столовую – туда ходили бабушки со всей округи. Но о предшественниках ни слова плохого не скажу, просто время изменилось – у нас возможностей стало больше. В РСУ постоянно работало 130 человек, а летом доходило до 300. Текучки не было, несмотря на тяжелые условия труда на стройках, и никаких субподрядчиков не нанимали. Все специалисты свои – от фундамента до проводки. Хорошим стимулом была надежда на скорое жилье: строителям выделяли 10% сданных квартир. Александр Федосеевич с теплотой вспоминает своих коллег: механика Владимира Гордеева, прорабов Валерия Носкова, Анатолия Простынкина, мастеров Виталия Полецкого, Михаила Саломаткина и многих других. И еще один любопытный факт. Зарплата начальника была 250 рублей в месяц со всеми премиальными, рабочие же получали по 300, а водители, бывало, и до 500. 

Первым серьезным объектом стал 70-квартирный дом (Ленина, 95), первая пятиэтажка в Таре. До этого трехэтажки строились без подвалов, и Александр Федосеевич предложил омскому управлению внести этот конструктивный элемент в проект – там согласились. Следом возвели 115-квартирный Ленина, 93, за ним – два по 70 (40 лет ВЛКСМ, 36 и 38), потом так называемый «квадрат» – четыре дома у водонапорной башни. Были еще Ленина, 98, Кузнечная, 112, новостройки в 115-м квартале и в поселке Сельхозтехника, а также множество двухквартирных домов. Причем людям давали квартиры бесплатно. Их распределял горисполком на стадии завершения строительства, чтобы те, кто может и хочет, отделывали жилище сами по своему вкусу. А когда человек получал ключи, строители радовались вместе с ним.Однако домами строительство не ограничивалось: приходилось иметь дело с водопроводами и канализационными коллекторами, дамбой через Аркарку, газоналивной станцией и производственными помещениями для других организаций. Примерно 30% от объемов всех работ составляли ремонты жилья, а также учреждений образования и соцкультбыта. 

РСУ имело двойное подчинение. Материальное обеспечение и проектно-сметная документация шла из Омска, а город решал, где, что и как строить. – Раньше многое зависело от личных отношений с руководством. И мне с ним повезло. Председателем горисполкома тогда был Виктор Михайлович Енин, а главным инженером в управлении коммунального хозяйства Евгений Константинович Киснер. Это во многом их заслуга, что Тара, обретя многоэтажки, стала похожа на город в современном понимании.Чтобы построить 100-квартирный дом, нужны километры провода или труб, однако предприятию практически ничего не давали. Если при товарно-денежных отношениях все можно купить, в советские времена существовала немного другая система, в которой, прежде всего, нужно было суметь достать. В условиях дефицита особую роль играли друзья – начальники заводов железобетонных изделий и прочих стройматериалов. – С директором по-дружески договоришься, но и среди мастеров, и на проходной нужно было иметь своих людей. И вот мы им, конечно, за их деньги через Енина, через райпо помогали приобретать ковры, женские сапоги или что-то еще… Зато наши парни хвалились: «Мы как только приезжаем, нас сразу, без очереди загружают». 

Поскольку у горисполкома было свое строительное управление, этой организации и предстояло претворять идеи «мэрии» в жизнь. Все было предельно просто. Руководство прекрасно знало, кому и что можно поручить. Это сделает РСУ, это – тоже РСУ, а здесь объемы большие, как на больничном комплексе, ему одному не справиться – поручим ПМК-350. Так и в Омске: все строительные тресты властям были известны и без работы не сидели. Теперь же – конкурсы, тендеры, аукционы… Понятно, что с коррупцией бороться как-то надо, но у палки и второй конец оказался:  победителем становится нередко тот, кто сбивает цену в надежде, что сумеет скрыть заведомый брак. Александр Федосеевич считает, что новая система разваливает строительную отрасль, и в качестве примера вспоминает обрушение казармы в Омске. Приехал туда подрядчик из Подмосковья: ни техники, ни специалистов… Другой пример совсем рядом – Спасский собор… Чтобы подряд достался шабашникам, такое раньше было исключено. Конечно, нанимали рабочую силу с Кавказа, но те парни, которых здесь знали уже много лет, трудоустраивались в РСУ, оно же и отвечало за все их дела.
Спасская церковь – особое здание в числе десятков, построенных и отремонтированных Плоцким. В первый раз он взялся за нее в 1976 году, после чего туда въехал краеведческий музей. – Заменили кровлю, очистили 2-й этаж, где только слой голубиного помета был сантиметров 30, оштукатурили, побелили, сделали отопление, освещение, купола. Я спрашиваю Енина: «Виктор Михайлович, а крест будем ставить?» Он отвечает: «Не знаю, давай позвоню…» Видимо, наверху такую идею не одобрили, сказали: «Пока лишь пики». А во время подготовки к 400-летию Тары отдел культуры предложил курировать ремонт нынешнего музея, что на центральной площади, и еще одну реставрацию церкви. Тогда и водрузили кресты, позолоченные по инициативе того же отдела культуры.– Когда водружали крест на звонницу, поднялся ветер, и рабочий на такой высоте никак не мог направить этот крест в гнездо на куполе. Я взмолился: «Господи, да помоги же ему!» Слава Богу, все получилось… В 2001 году в тот купол угодила молния. Александр Федосеевич как человек верующий считает, что это не было случайностью, а неким предостережением свыше, дающим повод для размышлений, какими должны быть мы и церковь. 

В 1980 году в Москве состоялась олимпиада, а в Таре –­­«Королева спорта». Какие же соревнования без стадиона?! На его появление отводилось всего 8 месяцев, а у тарчан даже проекта не имелось. Зато в Исилькуле спортивный комплекс уже был, и Александр Плоцкий вместе с районным архитектором Виктором Мацелевичем отправился туда. Посмотрели – надо строить. Быстро рассчитали грунты, несущие, нужный фундамент, по-своему перепланировали, а также, увидев там протекавшие трибуны, подумали, как этого избежать.  – Оставалось месяца три, мне сказали: «Ты приходишь на работу только подписывать документы и по самым неотложным делам, остальное время проводишь на стадионе. Дважды в неделю отчитывался у секретаря Ивана Васильевича Копыльцова. Стройка стала народной: там работало до 500 человек, подтягивали все организации. Мы строили главный корпус и спортзал, ПМК-350 – все для хоккея, ДСУ укладывало асфальт, а отвечал за всех я, при этом не мог бросить и другие свои объекты.При строительстве спортзала нужно было класть 12-метровые плиты, а башенного крана не было. Из положения вышли с помощью двух автомобильных кранов. Они одновременно цепляли плиту с двух сторон и поднимали на довольно большую высоту, при этом не видя друг друга. Начальник РСУ вместе с мастером Леонидом Чемовым лично взбирались наверх и следили, как эти плиты укладывают. – Меня потом наградили билетом на олимпиаду в Москву, а я до того устал, что говорю: «Дайте мне лучше где-нибудь на озере в тишине отдохнуть, никого не видеть», и отказался от поездки.

Последним строительным объектом в биографии Александра Федосеевича стало здание Сбербанка по специальному проекту для конторы, где деньги лежат в хранилищах с особыми стенами: одно – в подвале, два – на первом этаже.– Деньги банка, подрядчик из Омска, а я ведущий инженер, куратор стройки. Поначалу смотрю, приехавшая бригада ничего не умеет, прораб не знает, как правильно блок положить. Говорю ему: «С такой работой я тебе ни одного документа не подпишу». Никому я не жаловался, но через два дня приезжает новый прораб с новой бригадой, в которой оказались настоящие спецы. Позднее зданию сделали облицовку, а весит она немало, поэтому фундамент немного перегружен, тем не менее, по мнению строителя, простоит оно века, поскольку возводилось на совесть.– Однажды прораб спросил: «Зачем под крыльцо копать такую глубину?» Отвечаю ему: «Ты-то уедешь в Омск, а я здесь останусь, поэтому делай, как положено, по проекту».

Фото: Евгений Захаров / Тарское Прииртышье



автор: Сергей Алферов
просмотров: 439
комментариев: 1


Добавить комментарий

Имя (nick)

Комментарий

Обновить код

Введите код, который видите на картинке сверху


Отправить


Комментарии
25.09.2018  alexttv
Один из многих наших земляков, которыми по праву может гордиться наша Тара. Приятно знать, что сам давно знаком с ним, жили по соседству, дружил с его сыном Сергеем (увы, покойным), работал одно время на одном предприятии (телезаводе "Кварц"). Здоровья Александру Федосеевичу!
Спасибо Сергею за хорошую статью!