Так это было…

16 ноября 1919 года части Красной армии заняли Тару и на долгие годы, казалось, даже навсегда, здесь была установлена советская власть. Свидетелем случившегося был Яков Резиновский, который свои детские воспоминания опубликовал к 70-летию освобождения Тары от колчаковщины, как называлось тогда это событие. Статья под названием «Так это было…» печаталась в нескольких номерах газеты «Ленинский путь». Пожалуй, это единственные подробности происходившего в Таре ровно сто лет назад. Не стоит только забывать, что Якову Гиршевичу тогда было 12 лет, а всю свою жизнь он придерживался коммунистических взглядов.

     …В канун дня освобождения весь день 15 ноября 1919 года по городу потоком ехали обозы, скакали верховые... К ночи все стихло. Казалось, что только морозная звездная ночь одна оставалась хозяйкой города: так стало необычно тихо. Жители эту ночь провели в тревоге, беспокойстве, в радостном ожидании своего спасения. За ставнями закрытых окон притихшего города едва ли кто мог уснуть. Тем более что в последние дни упорно шли слухи, что белые подожгут город, чтобы он не достался красным…

     Часов в семь услыхали пулеметную стрельбу. Это были последние часы боя 455-го стрелкового полка 51-й стрелковой дивизии в деревне Чекрушево под Тарой. Затем по улице Александровской (ныне Свердлова) проскакала на конях группа красногвардейцев, с красными лентами на папахах. Это были разведчики. И снова стало тихо.

А дальше произошло то, чего никто не ожидал и не мог предположить. Со стороны деревни Чекрушево на нашу улицу въехала лошадь, запряженная в сани. Некоторые жители, осмелившиеся первыми выйти из своих домов, увидели красноармейца, въехавшего на санях, на которых был плетеный короб. Это был агитатор политотдела дивизии – первый представитель Красной Армии.

     Красноармеец соскочил с кузова, забросил вожжи на спину лошади, обошел ее, огладил, стер снег, намерзший на ее шерсти… С подошедшими к нему жителями он приветливо здоровался и предложил взять газеты «Беднота» и «Красный набат». Оказывается, весь короб был полон газетами. Некоторые спешили почитать их тут же, несмотря на сильный ноябрьский мороз. Постепенно завязались разговоры с первым живым вестником Свободы. Агитатор отвечал на вопросы, говорил о задачах Советской власти в разгроме Колчака и освобождении Сибири. Свои слова он тут же подкреплял пересказом напечатанного или чтением отдельных мест из привезенных им газет.

     Полные радости от наступившего освобождения жители благодарили Красную Армию, брали газеты, уходили домой, а некоторые возвращались, чтобы еще поговорить с агитатором. Дома эти газеты читались вслух, от строчки до строчки. Шло активное обсуждение прочитанного. Газеты давали ответы на волнующие вопросы: что же будет дальше? Они вселяли веру и убежденность, что прежней угнетенной жизни приходит конец. Эти газеты принес домой и мой отец. Пригласив соседей, он читал их вслух.

     В первой половине дня бойцы-освободители вошли в город. На улицах их радостно встречали трудящиеся города. А мы, мальчишки, словно захваченные магнитом, не отходили от бойцов, а они привечали нас.

    В тот же день, 16 ноября 1919 года, товарищи по оружию проводили в последний путь погибшего в бою под деревней Чекрушево командира взвода второй роты 455-го полка. Бойцы и командный состав полка, представители соседних полков, политотдела дивизии, взрослое население, молодежь и подростки города участвовали в похоронах. Гроб был опущен в могилу на Базарной площади в центре города. Был прощальный митинг. Прощальным салютом над могилой был трехкратный оружейный залп его боевых товарищей.

     На жителей города эти похороны произвели неизгладимое впечатление. Эта могила молодого командира Красной Армии, отдавшего свою жизнь в бою за освобождение города, стала священной для всех последующих поколений тарчан. Так было даже в то время, когда эта могила 52 года оставалась безымянной.

В тот день – 16 ноября 1919 года – я вместе с отцом и братом Матвеем был на площади. Все видел и слышал, помнил о них всю жизнь и никогда не забуду.

     Но я не мог предположить тогда, что именно мне будет суждено, спустя полвека, установить имя того, кто был похоронен в этой могиле. Дело в том, что в документах архивов Тары и Омска имя погибшего не сохранилось. Только в 1971 году в фондах Центрального государственного архива Советской армии я нашел ответ, опубликовал эти документы в своей статье в газете «Ленинский путь» 14 декабря 1971 года, а через год внес предложение горсовету Тары: установить на могиле мемориальную плиту, а одну из улиц города назвать именем Алексея Клименко.

Я был рад узнать, что в День города, в августе 1988 года, в Таре состоялось торжественное открытие вновь сооруженного памятника Алексею Клименко.

     Советская власть, благодаря победе над Колчаком, пришла в Тарское Прииртышье навсегда!

     (Ленинский путь. 18 ноября 1989 года)

На снимке: митинг на Базарной площади Тары 16 ноября 1919 года

Фото из фондов Тарского историко-краеведческого музея


Автор: Сергей Алферов
17 ноября 2019
8    1


Чтобы оставить свой комментарий нужно авторизироваться в одной из соц. сетей