... а жизнь продолжалась

Мария Ивановна Асташова живет сейчас в Екатерининском, она труженица тыла. А заслужила это почетное звание в детстве. Ведь, когда началась война, ей не исполнилось еще и 9 лет.

Истории Победы

     Жила маленькая Маша с родителями, братьями и сестрами в деревне Казаевке Васисского района. Кругом урманы: сосны, кедрач. «Побежим с ребятами в лес, ягод наесться, смотрим - следы медвежьи! Только что на этом же месте лакомился», - вспоминает Мария Ивановна. 
     Сам день начала войны она не помнит. Зато навеки отпечаталось в памяти, как мужчин начали забирать на фронт, как их провожали: «Все плакали: дети, женщины, старики… Матери и отцы, жены и дети - в голос! Этого не выскажешь! Я сейчас говорю об этом, а у меня внутри будто все плачет!» Потом стали приходить черные письма войны - похоронки. Кто-то уже никогда не увидит своего сына или мужа, чьи-то дети будут расти сиротами. 
Из семьи Марии Ивановны на войну ушли двое дядюшек: папин брат и муж папиной сестры. Забрали и троих двоюродных братьев. Никто из них не вернулся, каждого в свое время оплакала Казаевка. Все сходились к дому, куда почтальон принес похоронку. Кто-то заходил в комнаты, кто-то стоял и плакал под окнами. Каждый знал, что завтра такую же похоронку могут принести и в его дом. 
     «Взрослые работали в колхозе, и мы, ребятишки, там же, - рассказывает Мария Ивановна. - Помню, строили конюховку (конюшню). На пол надо было толстых бревен, их называли сутунками. Возили из леса на быках, а смотрела за ними женщина-конюх. Вот она запряжет быка, прицепят к нему бревно, а нас, детей, на эти бревна сажали, чтобы мы за быками смотрели. И быки нас то в реку затаскивали, то в кусты колючие!»
Вспоминая войну, обычно вспоминают голод. Но, по словам Марии Ивановны, это беда ее семью обошла: «У нас был огород - гектар! 70 соток пахали и сажали картошку, еще на 30 сотках косили. Корова была. Молоко сдавали, но мать приносила обрат. Картошка да обрат – наедались. За работу в колхозе давали немного зерна. В деревне были жернова, мама смелет - мука будет, хлеб. А иногда блины! Это для нас была радость, лакомство! Так что, если хозяйка работящая, семья не пропадет!»
     К концу войны Маша уже была полноценной работницей: и на сенокосе управлялась, и пни в лесу корчевала. Бывало, сама не может пень выворотить, так мальчишки помогали. Справлялись! 
Несмотря ни на что продолжали учиться в школе. Вместо тетрадей считался годным любой листок бумаги, например, на газетах писали. А чернила сами делали из сажи. Одеты школьники были в дедовы шапки, отцовы фуфайки, на ногах - чужие старые сапоги или валенки. 
     За все годы войны у Маши было одно новое платье. «Помню, что ситцевое, а уж из чего мама его сшила, не знаю. Может, свое что-то перешила, может, раздобыла где-то отрез материи. Я и не видела, как она шила: мы уж спим, а она мастерит. Вышло платье с коротким рукавчиком, но длинное - на вырост. Мне нравилось!» - вспоминает себя маленькой Мария Ивановна и улыбается. 
     В детстве Марии Ивановны не так уж много наберется моментов, воспоминания о которых вызывают вот такую улыбку. А самой большой радостью в жизни стал День Победы! И в том, что он, наконец, настал, есть толика ее труда. Низкий поклон вам за это, Мария Ивановна!
     Фото Евгения Захарова / Тарское Прииртышье


Автор: Алена Гришмановская
12 марта 2020
0    0


Чтобы оставить свой комментарий нужно авторизироваться в одной из соц. сетей

Актуально
Другие новости раздела
Вечный огонь