Капитаны из Больших Туралов

Выпускнику 2-й Ленинградской военно-­морской спецшколы Акифу Тухтаметову не позволило здоровье стать морским офицером, но его мечту осуществили сыновья и внуки.

Он был спецом 

     Когда объявили набор в военно-­морскую спецшколу, эвакуированную зимой 1942 года из блокадного Ленинграда в Тару, желающие поступить в нее подростки съезжались из разных уголков страны. Отбор был весьма строгим, тем не менее свыше 20 тарских мальчишек сумели пройти испытания. Среди счастливчиков оказался и воспитанник детского дома Акиф Тухтаметов, зачисленный в 5-й взвод 2-й роты. А в июле 44-го он вместе со всеми отправился в освобожденный город на Неве, где и познакомился с морем… обезвреживая фашистские мины на Финском заливе.
     Окончив спецшколу в победном 45-м, Акиф поступил в Каспийское высшее военно-­морское училище на командно-­штурманский факультет, но со второго курса по состоянию здоровья его, так сказать, списали на берег. Потом в его биографии было Тарское педучилище и заочное отделение агрофака Омского сельхозинститута. Местом для своего дома выбрал Большие Туралы, где проживали дальние родственники, а в местной школе была вакансия учителя химии и биологии. Ей он и отдал всю свою жизнь: сначала работал преподавателем, затем многие годы – завучем и директором. Там же нашел свою судьбу – учительницу начальных классов Хамиду Хамзеевну, приехавшую по распределению в Сибирь из далекой Ульяновской области. Своим детям она потом говорила, что их отец подкупил ее тогда своей целеустремленностью. 
     Акиф Муталлипович, по словам его зятя, тоже бывшего директора Большетуралинской школы, Эдуарда Муратова, был личностью незаурядной, человеком интеллигентным: собирается в Тару – гал­стук наденет… За любое дело брался основательно: прежде чем пчел завести, прочитает об этом десятки книг… Но и всегда стремился идти в ногу со временем: у него у первого в деревне появился автомобиль «Победа», из Казахстана пригнал такую диковинку, и потомки ее до сих пор берегут, как память.
     Бросить свое село, переехать в Тару или любой большой город бывший спец не пытался. Несмотря на жизнь в глубинке, вдали от моря, он не потерял связь с однокашниками. Те регулярно собирались на празднование круглых дат своей военно-морской школы. Бывал на таких встречал и Акиф Тухтаметов. А если не мог поехать, отправлял поз­дравительные телеграммы. Конечно же, не упускал случая встретиться с друзьями, когда они приезжали в Тару, и принимал гостей у себя в Туралах. 
     Вот что рассказывал нам автор книги «Солнце опускалось за кормою…» тоже бывший спец Юлий Самойлов. Его слова вошли в послесловие к повести, написанной на реальных событиях: «…Со многими тарскими ребятами мы по­дружились. Конечно же, в первую очередь с нашими однокашниками по спецшколе. И эту дружбу мы пронесли через годы. Меня многое связывает с семьей Тухтаметовых… Я сагитировал обоих его сыновей и дал им зеленую улицу в училище им. Фрунзе. У меня дома на столе, на самом почетном месте, фотография: на ней моя семья, преподаватель математики Стародубцев с супругой и Акиф со своим сыном, одетым  уже в офицерский мундир». 

По морям и океанам 

     Не заметить в районе бывшего спеца наша газета не могла. В 1987 году редактор Дмитрий Беляев в статье «Мечту отца осуществили сыновья» приводил слова самого Акифа Муталиповича:  
– До сих пор жалею, что не довелось связать свою жизнь с морем. Успокаивает лишь то, что эту мечту осуществили мои сыновья Кашиф и Гариф… Я много рассказывал им о службе морской… А писатель Кирилл Голованов, выпускник Ленинградской военно-морской школы, будучи у меня в гостях, еще больше заронил зерно любви к морю в их души. И, когда подошла пора призыва в армию для Кашифа, на имя военкома из Ленинграда пришло письмо, авторы которого просили направить его на учебу в Ленинградское высшее военно-морское училище имени Фрунзе… А три года спустя, по вызову, в то же училище поступил младший – Гариф. Успешно закончил училище первый, диплом с отличием получил второй. Оба морских офицера охраняют рубежи нашей Родины. Кашиф – на Черном, а Гариф – на Балтийском флотах…» 

     Оба сына окончили гидрографический факультет, оба изучали мировой океан, оба дослужились до капитанов 1-го ранга, или по-­сухопутному – полковников. Кашиф в составе океанографической экспедиции бороздил Средиземное и Красное моря, Индийский океан, изучал архипелаг Дахлак и район Баб-эль-Мандебского пролива, побывал во Франции, Эфиопии, Джибути, Северном и Южном Йеменах… Гариф участвовал в топогеодезических и промерных работах в Финском заливе, на Онежском и Ладожском озерах, совершил пять дальних походов на исследовательских судах и неоднократно посещал порты Канады, Ирландии, Исландии, Марокко, Сенегала и Кубы, побывал также во многих прибалтийских странах.
     Затем Кашиф Акифович был военным представителем на оборонных предприятиях (тем, кто принимает военную технику) и служил в Москве, в научно-исследовательском институте по разработке оборудования для кораблей и подводных лодок. А Гариф Акифович, окончив Военно-морскую академию им. Н.Г. Кузнецова, снова с отличием, проходил службу в Главном управлении навигации и океанографии Минобороны.
     Рассказы моряков, побывавших по ту сторону железного занавеса, для советских людей были словно откровения. А если они еще приправлены флотской романтикой… Неудивительно, что один из сыновей дочери Акифа Муталиповича Энжелины – она по иронии судьбы вышла замуж за однофамильца – тоже решил связать жизнь с морем. После 9-го класса Альфрид Тухтаметов поступил в Омский кадетский корпус, а потом в Военно-морской институт радиоэлектроники им. А.С. Попова, и сейчас он уже капитан 3-го ранга, командир боевой части подводной лодки, ее структурного подразделения.  

Предпочел боевые дежурства

     Рассказы дядей о дальних странствиях слушал и Надир, сын Надии Акифовны и Эдуарда Алиарбановича Муратовых, и через год, окончив 8-й класс, вслед за двоюродным братом надел кадетскую форму. 
     Легко ли было родителям отпустить единственного сына? 

– Очень тяжело, – отвечает его отец. – Но, если человек загорелся, лучше ему идти по выбранному пути, чем потом всю жизнь жалеть, что не пошел.

     После кадетского корпуса по проторенной Альфридом дорожке Надир отправился дальше – в тот же питерский институт радиоэлектроники им. Попова, на факультет автоматизированных систем управления и связи ВМФ, по окончании которого в 2009 году получил офицерские погоны. 
     Есть у моряков традиция – приглашать в Санкт-Петербург на торжественный прием в Константиновском дворце лучших выпускников военно-морских вузов страны. Удостоился чести получить Константиновский знак и парень из Больших Туралов. У отличников учебы есть право выбора, где им служить, – можно было и в Северной столице остаться, где явно комфортнее. Но он, опять же по совету дяди, выбрал Камчатку, причем подводный флот. Там тяжело, потому год идет за два.
     Начинал службу лейтенант Муратов инженером боевой радиотехнической части на подводной лодке «Усть-Камчатск», которая базировалась в Вилючинске, правда, потом была переведена во Владивосток. Надиру тогда предложили остаться на Камчатке, пообещав сразу повышение в звании и должность при штабе, от которой он отказался, – предпочел боевые дежурства и карь­еру боевого офицера. 
Обретая профессиональный опыт, молодой офицер поднимался по ступенькам должностной лестницы: стал помощником, а вскоре и старшим помощником командира. 
     В апреле 2016 года в возрасте 28 лет и в звании капитан-лейтенанта он сам был назначен командиром подводной лодки «Святитель Николай Чудотворец». Потом были годичные курсы переподготовки – на груди появился значок, свидетельствующий о допуске к самостоятельному управлению судном, и последовало новое назначение – командование дизель-электрической подлодкой Б-494 «Усть-Большерецк». Называется она так в честь райцентра на Камчатке. Он во много раз меньше Тары, но шефствует над субмариной, которая способна и мины расставлять, и десант высаживать, и топить вражеские суда. 
      В июне 2018 года Надиру Муратову присвоено очередное воинское звание «Капитан 3-го ранга». За время, проведенное на воде и под водой, бывало всякое: дальние походы и встречи с кораблями потенциального противника, участия подлодки в военно-морских парадах во Владивостоке и непростые боевые задачи, о которых говорят награды на кителе. Одна из них – медаль Кузнецова, адмирала, чье имя, кстати, носит Тарская школа №4. 
А каково родителям? Есть ведь у чувства гордости за сына и оборотная сторона.

– Старший брат предупреждал: родителями моряка быть непросто, вы тоже делаете свой выбор, – продолжает Эдуард Алиарбанович, – если зацикливаться на том, что ты лежишь на диване, смотришь телевизор, а сын сейчас под водой, на глубине, рядом с торпедами и минами, с ума можно сойти. Поэтому настроили себя на то, что все должно быть хорошо. Когда разговариваем по телефону, Надир о службе мало рассказывает. Спросишь его: «Все нормально?» – «Нормально». Жаль только, что встречаться нечасто удается: с отпусками на флоте непросто. Последний раз он с женой приезжал в марте прошлого года. Лишь две недели побыли у нас и улетели в Казань, к ее родителям.

     Неделю назад, 16 июля, Надир Эдуардович отметил свое 33-летие. У него еще все впереди: и академия, и командование атомной подлодкой, и адмиральское звание…

Из первых уст

Надир Муратов, командир подводной лодки Б-494 «Усть-Большерецк»:
– Я постоянно вспоминаю свою малую родину – село, в котором я родился и жил в детстве. Три года, проведенных в Омске, в кадетском корпусе, конечно, тоже не прошли бесследно. Эти места родные для меня, и потому туда хочется возвращаться. Но, к сожалению, побывать там, тем более после моего назначения командиром подлодки, удается нечасто. 
     С Днем Военно-Морского Флота совпадает День города Тары, и я поздравляю своих земляков, всех тарчан и жителей района с этим праздником. Желаю им в период пандемии прежде всего здоровья, а родному краю – развития и процветания, чтобы живущие там люди чувствовали себя уютно.

 


Автор: Сергей Алферов
18 ноября 2020
1    0


Чтобы оставить свой комментарий нужно авторизироваться в одной из соц. сетей