ДРСУ: быть или не быть?

С 30 ноября 2020-го Арбитражный суд Омской области ввел до конца апреля 2021 года процедуру наблюдения в отношении АО «ДРСУ №5», крупнейшей дорожной организации на севере региона, после чего она может быть признана банкротом. Это означает, что более сотни жителей Тарского района, где проблема трудоустройства стоит очень остро, могут потерять рабочие места, а район лишится предприятия, обслуживающего наши многострадальные дороги.

 

Жертва мошенников 

     Тарское ДРСУ за 70 лет своего существования построило свыше 500 километров автодорог, обслуживает около 600 км, из них 300 – грунтовки, и 24 моста протяженностью 1800 погонных метров. Есть и опыт, и заслуги, но… 
     Финансовую устойчивость предприятия подкосила одна почти детективная история. В 2016-м на ликвидацию последствий паводка, случившегося годом раньше в Знаменском районе, было выделено 51,7 млн рублей. Аукционы объявлялись дважды, но никого не заинтересовали. Лишь с третьей попытки подрядчик нашелся. По словам Леонида Ершова, возглавлявшего тогда ДРСУ-5 (еще госпредприятие, или ГП), управление просто навязало им лишний контракт, который был подписан 26 сентября. Одним больше, одним меньше… Поскольку у тарских дорожников работы было выше крыши, изначально предполагалась передача объекта в субподряд. Претендент на него – омское 
ООО «Дорожно-строительная компания», которым руководил Севак Сароян, сын известного в области строителя дорог Гамлета Сарояна, – внушал доверие, и с ним сразу был заключен договор на 49 млн рублей. ДСК обязана была сдать работу генподрядчику до 30 декабря. Сроки короткие, объемы немалые… Однако, оказалось, восстанавливать размытые дороги в планах у компании не было. Она наняла технику лишь для видимости работ, а потом, состряпав фиктивную документацию, доложила генподрядчику и заказчику, которым являлось КУ «Управление дорожного хозяйства», мол, все готово – принимайте!
     Начало той зимы выдалось аномально снежным. У работников ДРСУ не было возможности постоянно присутствовать на объектах, тем более проверить под непрерывными снегопадами объемы выполненных работ. По словам главного инженера Дмитрия Бензика, ему, после того как субподрядчик уже напрямую решил все вопросы сдачи объекта с заказчиком, представитель которого также выезжал в Знаменский район, не оставалось ничего, как подписать акты приемки работ. Полученные по ним 40,5 млн бюджетных рублей Сароян похитил, перечислив их на счета подставных фирм.
     Весной, когда растаял снег, обман вскрылся. Было уголовное дело, следствие и суд, который в январе 2020 года оштрафовал Сарояна на 800 тыс. рублей и отправил его на 3 года в колонию за мошенничество и отмывание денег. А история о хищении миллионов, к которой причастны, по мнению следствия, дядя Севака Гнел Сароян и бухгалтер Инна Купленик, до сих пор рассматривается в суде. 

 

Есть стрелочник, а денег нет

     За свою подпись поплатился и Дмитрий Бензик, признавший, что поступил халатно, – суд оштрафовал его на 400 тыс. рублей. Хотя в ситуа­ции, когда «старшие товарищи» настаивают, проявить свою принципиальность, наверное, непросто. Но тут удивляет другое, почему за потерянные бюджетные деньги не отвечали в суде заказчики – бывший директор УДХ Евгений Чибисов или его подчиненные, подписавшие физобъемы – количественные показатели строительных работ. Примечательно, что из этих людей в управлении сейчас почти никого нет.
     Зато повторно созданная комиссия сумела подсчитать в мае 2017 года невыполненные Сарояном работы, и управление приказало генподрядчику доделать недоделанное, но уже за свой счет. Деваться некуда: ДРСУ-5 довело контракт до победного конца – с того момента и пошли долги.
     В декабре 2017 года ДРСУ, к тому времени уже акционерное общество, обратилось в арбитражный суд, дабы заставить субподрядчиков вернуть почти 31 млн рублей неосвоенных средств и 2,5 миллиона как проценты за пользование чужими деньгами. Суд удовлетворил требования истца в полном объеме. Мошенники подавали апелляцию, кассацию, дошли до Верховного суда – по сути, тянули время и, видимо, добились своего. 

– Мы передали исполнительный лист областным судебным приставам, – рассказывает Сергей Редькин, возглавивший ДРСУ в сентябре 2018 года, – они год искали эту компанию, так и не нашли. Мы обращались в областную прокуратуру, но безуспешно. Все! Организация потеряна. Деньги невозвратимы. 

     Действительно, с ДСК, имеющей уставной капитал 25 тыс. рублей и зарегистрированной в одном из жилых домов в Омске, на 8-й Солнечной, взять нечего.

 

Как снежный ком

С той весны для ДРСУ началась черная полоса. 

– В 2017 году предприятие заключило 8 договоров под других субподрядчиков, – продолжает Сергей Пет­рович, – время работ заканчивалось, а некоторые компании к ним даже не приступали. Неважно, насколько выполнен контракт, наполовину или даже на 10%, по окончании срока он должен быть разорван, иначе просрочка сдачи объекта обернется пенями и штрафами, на которые уйдет любая прибыль. Но управление этого делать не позволяло. До поры до времени оно придерживало претензии, а в августе 2020 года выставило нам 21 миллион. Нам нечем рассчитываться с компаниями, которые поставляли стройматериалы в 2017 году. Они тоже начали обращаться в арбитраж – нам стали приходить исполнительные листы, блокироваться счета. Долги накапливались как снежный ком. Но мы не сидели сложа руки, мы рассчитывались, как могли. 

     Работники ДРСУ отмечают, что дело к банкротству идет словно по заготовленному сценарию. Одним из эпизодов можно назвать вынужденное акционирование предприятия в начале 2017 года. Если раньше, когда оно было ГП, областные власти могли легко поменять руководителя, заставить его кровь из носу что-то выполнить, но в то же время отвечали за здоровье своей организации. В АО гендиректора выбирает совет директоров, а организация – хорошо ли, плохо ли – работает сама по себе.             

 

Дело самих утопающих

     Тут возникает резонный вопрос: сумело бы предприятие вернуть долги, если бы ему была предоставлена такая возможность? Руководство ДРСУ уверенно говорит: «Да! Конечно, не за один год, в течение 3-4 лет, но рассчитались бы и нормально работали дальше». Правда, есть одно немаловажное условие: «Если у нас будут объемы». А будут ли? В последние годы все подряды на асфальтирование городских улиц в Таре забирают другие компании. 

– Мы бы выигрывали, – поясняет Сергей Редькин, – если бы были равные условия. Мы работаем с НДС, то есть 20%, пятую часть от суммы контракта, должны отдать государству. При этом от 85 до 95% от его цены – это стоимость материалов. Поэтому в процессе торгов, как только мы видим, что дальше снижать цену – нам в убыток, мы останавливаемся. А малое предприятие, работая без НДС, может себе это позволить, потому и побеждает. Кстати, даже вы­играв аукцион, согласно законодательству мы обязаны привлечь субподрядчиков из числа субъектов малого предпринимательства, отдать им 15–20% от цены контракта. Не привлечем – нас снова накажут.
– Причем нередко на объект выделяется круглая сумма, например, 10 миллионов, – добавляет заместитель гендиректора по производству Андрей Соловьев, – и под них, то есть под смету подгоняются объемы работ в ущерб качеству. Что хочешь делай, но уложись. Не согласится местная администрация – деньги отдадут другому району. Так, весной, посчитав, мы пришли к выводу, что выходить на аукцион в Ложниково и Нагорном, где намечался дорожный ремонт, вообще нет смысла. Зачем работать в минус? Мы и так в минусе.

     ДРСУ всегда существовали, чтобы по госзаказам содержать дороги. А тут уже давно недофинансирование – от норматива лишь пятая часть. Вся надежда на контракты по строи­тельству серьезных объектов, за которые не возьмется мелкая компания, например мосты, или подряды на дороги в самой глубокой глубинке. Но и здесь наблюдается небольшое снижение объемов из-за необходимости региону софинансировать участие в национальных проектах. Потратив рубль, мы привлекаем в область в 10 раз больше средств. И это правильно. Вот только деньги и на то, и на другое – из одного кошелька. Миллиардные же контракты, как трасса Омск – Тара, районным ДРСУ не под силу.     


«Хотим, чтобы нас услышали»

     Сейчас коллектив ДРСУ обратился с письмом к губернатору Александру Буркову. В нем сообщается, что, выходя в 2017–2018 годах на заведомо убыточные объекты, ДРСУ не могло обновлять свою материальную базу. Чтобы исполнить свои обязательства, технику приходилось арендовать. В итоге убытки переросли в долги, и сейчас объем кредиторской задолженности предприятия – около 140 млн рублей.

«На сегодняшний день организация, которая на 100% является собственностью Омской области, оказалась один на один со своими проблемами. Ни для кого не секрет, что АО «ДРСУ №5» находится в тяжелом финансовом положении на протяжении последних трех лет. Однако вышестоящие ведомства – Министерство имущественных отношений, а также отраслевое Министерство строительства, транспорта, дорожного хозяйства Омской области – не предприняли никаких мер по выводу организации из этой сложной ситуации. Более того, в последних рекомендациях данных ведомств до нас доведено, что финансовое оздоровление АО «ДРСУ №5» нецелесообразно… Неужели такая организация достойна того, что все от нее отвернулись? Видеть и слышать нас никто не хочет».

     Вся надежда тарских дорожников теперь на Александра Леонидовича. Главное, они считают, чтобы письмо попало в руки губернатора.  

 

Знак вопроса

     Если случится самое худшее – ДРСУ не станет, возможно, его активы просто распродадут в счет погашения долгов, соседние ДРСУ возьмутся обслуживать асфальтированные трассы Тарского района, а кому чистить себе в убыток от снега и грязи заиртышную зону – большой вопрос. Возможно, какая-то часть материальной базы и часть коллектива сохранится – оптимизированное предприятие продолжит выполнять часть задач. Все-таки лучше, если бы создаваемое годами, ломать не пришлось. Но для этого нужна реальная помощь дорожникам со стороны области.
     Мы попытались выяснить позицию Минимущества, владеющего 100  процентами акций ДРСУ-5, но нас вежливо перенаправили в отраслевое ведомство – Минстрой, откуда сообщили, что «перспективы дальнейшей деятельности 
АО «ДРСУ №5» будут рассматриваться в контексте проведения общих мероприятий по реорганизации дорожного комплекса Омской области в рамках выполнения требований законодательства и укрупнению дорожных организаций». Ну а какая помощь нужна тарским дорожникам, они уже сказали: «Мы не просим денег. Мы просим работу». 

 

Комментарий

Первый заместитель главы Тарского района Евгений Ерошевич:

– ДРСУ-5 можно назвать градообразую­щим предприятием, по крайней мере, вокруг него возник целый городской 
микрорайон – поселок ДСУ. Оно кормит более сотни семей. Если организации не станет, движение транспорта в районе вскоре будет парализовано. Никто не придет и не займет эту нишу по той простой причине, что бизнесу она не нужна. Случится снегопад – нас некому будет спасать. Что же тогда делать? Звонить в Большеречье или Знаменское, приглашать их дорожников почистить снег? Районная администрация делает и будет делать все возможное, чтобы сохранить ДРСУ. Мы пишем в Минстрой, УДХ, «Омскавтодор», у нас целые папки переписки – реакции на них никакой нет. Будем привлекать к проб­леме депутатов Заксобрания.

 


Автор: Сергей Алферов
18 февраля 2021
0    1


Чтобы оставить свой комментарий нужно авторизироваться в одной из соц. сетей