В центре Великой Тартарии

На средневековых европейских картах обширнейшая территория к востоку от русских земель и Каспийского моря обозначена крупными буквами La Grande Tartarie, Tartaria Magna или The Great Tartary. Ее центральная часть приходилась на Западную Сибирь, отмечен в ней был и наш город. Значит, если верить картографам, князь Андрей Елецкий построил Тару на землях Великой Тартарии.

Глазами и ушами европейцев

     Происхождение названия «Тартария» связано с этнонимом «татары», о которых в Западной Европе заговорили после того, как войска Чингисхана и его потомков громко заявили о своих претензиях на европейские земли. Более того, название народа, олицетворявшего темные силы, совпало с древнегреческим мифологическим Тартаром – глубочайшей бездной под царством Аида, до дна которой с земной поверхности медной наковальне лететь 9 дней. Неудивительно, что у западноевропейцев термин превратился в «тартары», что еще больше добавляло загадочности.
     Тартария – сродни территории, которая на картах Нового света даже в XIX столетии называлась «Страна индейцев». Это, скорее, географический термин, чем политический. Иначе говоря, страна аборигенов, т.е. местных жителей. Индейцев, этнически столь непохожих друг на друга, разделением на группы никто особо себя не утруждал. Индейцы – они и есть индейцы. Примерно то же самое было в отношении народов, называемых одним словом «тартары» или «татары», под которыми тогда понимали все тюркские и монгольские народы, не стараясь различать их по языкам и национальностям. 
     Каждый из французских, английских, голландских и прочих картографов, насколько хватало знаний, по-своему определял границы Тартарии, простирая их до Китая и Индии, Ледовитого и Восточного океанов, до самых отдаленных уголков Азиатского континента, подписанных Terra Incognita – Земля неизвестная. И хоть наш край европейские географы относили к «изведанным», он вплоть до XIX века оставался страной загадочной, а сведения о нем крайне скудными и отрывочными.

 

Сибирское ханство

     Тем не менее в середине второго тысячелетия этот народ, от которого произошло название географической территории, создал довольно мощное государственное образование – Сибирское ханство. Его границы размыты, но все же более конкретно локализуют страну Тартарию. В середине XVI века ханство занимало фактичес­ки всю Западную Сибирь –  обширные бассейны Иртыша и Оби, за исключением крайнего севера. Здесь проживали и угры – предки нынешних хантов и манси, и самодийцы – селькупы, и ряд других народностей. Но основным было тюркское население. «Вся страна слыла под именем Татарии, – пишет известный исследователь Иоганн Гмелин, – все народы, в ней обитавшие, почитались за татар». Проживали они в деревнях и укреп­ленных городках. Одним из таких была Чимга-Тура, построенная на реке Туре при впадении в нее речки Тюменки. В XIII веке она являлась столицей ханства. Позднее главным городом – на правом крутом берегу Иртыша, неподалеку от современного Тобольска – был Искер, он же Кашлык, он же Сибир, по которому и было названо все ханство. 
     Помимо столиц существовал еще ряд татарских городков – Кызыл-Тура (рядом с Усть-Ишимом), Явлу-Тура (Ялуторовск), Тон-Тура (на Оми, в Барабинской степи). Омские историки предполагают, что один из них – под названием Ялом – находился на месте Тары. О нем говорят древние документы, тот же Г.Ф. Миллер, отыскавший указ царя о постройке нашего города, упоминает его в своих работах. Есть и другие косвенные свидетельства. Надеемся, в скором времени археологи его найдут.
     Расцвет Сибирского ханства пришелся на годы правления небезызвестного хана Кучума. Не станем пересказывать историю его прихода к власти и давнюю ссору династий Тайбугидов и Шейбанидов. Ограничимся лишь оценкой специалиста по Сибирскому ханству к.и.н. Сергея Татаурова:  
     – Кучум был блестящим военачальником и выдающимся государственным деятелем. Военными действиями за короткий период он объединил земли от Урала до Приобья, более того, он добился централизации этих земель и их управления, создания единой налоговой системы. При нем появилась система путей сообщения, связавшая Искер дорогами с отдаленными провинциями. Он поднял на высокий уровень торговлю, ориентированную на Среднюю Азию, создавал условия для ремесленного производства. Понимая, что объединение невозможно без единой религии, он предпринял усилия по распространению ислама в Сибири, пригласив проповедников из Ургенча и Бухары. Один из них Дин-Аул-Ходжа, ставший зятем Кучума, нашел свое пристанище в Сеитово. Этот хан был дальновидным политиком и понимал, что нужно найти общий язык с Москвой, и он вел перепис­ку с Иваном Грозным. Но по ряду причин этот союз был разорван.

 

Неодолимая твердыня

     В общем, личность хана Кучума требует беспристрастной переоценки. Перекрасить кое-какие цвета, а заодно затушевать белые пятна, мог бы помочь задумывавшийся несколько лет назад в нашем городе Музей истории Сибирского ханства. Продолжением рассказа о Тартарии стал бы приход в Сибирь русских. Сначала Ермак со своей дружиной, потом Тюмень, потом Тобольск, потом Тара… Айтыкинский дом для музея свободен, надо только отреставрировать. Однако по ряду причин взяться за эту идею побоялись. 
     «..Итти города ставить вверх Иртыша, на Тару реку…» – знает каждый тарчанин начало наказа царя Федора князю Андрею Елецкому, перед которым стояла одна из задач – «Кучюма царя истеснить». И тарские ратники его истеснили. В августе 1598 года воевода Андрей Воейков с отрядом, в котором, кстати, было немало татар, перешедших на сторону русских, догнал Кучума у речки Ирмень, что впадает в Обь неподалеку от Новосибирска, и окончательно разбил его. В плен тогда было взято 8 ханских жен и три царевича, отправленных позднее в Москву, где им Борис Годунов оказал царские почести, а при Пет­ре I их потомки получили титулы князей. 
     На этом история ханства заканчивается, ну или почти заканчивается. После Кучума ханом номинально стал его сын Али, который, не имея пристанища, кочевал по Сибири и был убит в 1604 году. Он и его потомки в надежде взять реванш еще долго досаждали пришельцам, то подбивая на восстание татар, то вступая в союз с калмыками против русских. Тару не раз осаждали, она горела, но выстояла.  «Град Тарский служил неодолимой твердыней от всяких бывших кучумских улусников», – скажет потом Н.М. Карамзин в своей «Истории государства Российского». 
Среди первых городов Сибири от неприятеля серьезно страдали, пожалуй, лишь Кузнецк и Красноярск. Однако больше всех досталось Таре, и она вправе претендовать не только на статус исторического поселения, но и на почетное звание «Город воинской славы». 
     Любопытно, что европейские картографы спустя полтора века после основания Тары и исчезновения Сибирского ханства продолжали называть наш край Тартарией, лишь немного конкретизируя – Tartarie Moskovite (Тартария Московская).

 

Как продать Тару?

     Когда в последние годы в Омской области взялись серьезно развивать туризм, возник вопрос: чем завлечь туриста в Тару? Показать ему здесь что-то интересное.
     Есть разные мнения на этот счет. Одно из них: самое ценное в Таре – люди. Оставим это без комментариев, ибо так скажут лишь те, кто туристом никогда не был. Другие говорят, что у нас есть мост, библиотека, театр. Замечательно, что у нас они есть, но ради библиотеки туристы не поедут. Что касается Самсоновского моста, вот если бы на его место перенести Тауэрский из Лондона либо «Золотые ворота» из Сан-Франциско… Некоторые считают, что Михаил Ульянов – наше все. Как много таких, кто готов ехать в Ясную поляну ко Льву Толстому, в Тарханы к Лермонтову или к Шукшину в Сростки? Не забываем, что наш знаменитый земляк лишь один из многих великих артистов. И еще одно заблуждение: люди поедут сюда ради старины. Ее можно и нужно использовать, но, увы, по большому счету в Таре старины не осталось. Ее здесь уже не больше, чем в любом уездном городе XIX века. 
     В общем, все можно свести к двум крайностям. Первая –  у нас всего так много, что ничего придумывать и не надо, вторая – в Таре смотреть нечего. В Больших Уках тоже нечего было смотреть, но они восстановили участок Московско-Сибирского тракта, а в Большеречье придумали «Сибирскую старину». Потенциал одного из первых городов Сибири действительно больше, чем у других районных центров области, но использовать его достойно у нас что-то не получается. Не торопятся потенциальные потребители, то бишь туристы, платить деньги за впечатления от Тары. Значит, что-то придумывать надо – так сказать, искать свой бренд и целенаправленно раскручивать его.

 

Мухи и котлеты отдельно

     А может, нам и связать Тару с Великой Тартарией? Последнее название не пустой звук в масштабах планеты, хотя и не слишком понятен для большинства. Наш город имеет все основания претендовать на роль покорителя и наследника этой загадочной страны. Во-первых, он был основан на ее территории. Во-вторых, потомки Кучума до сих пор живут среди нас, некоторые, даже не подозревая об этом. В-третьих, Тара поставила крест на существовании Сибирского ханства, и храбрость ее защитников достойна уважения и серьезной раскрутки. Об этом когда-нибудь могли бы рассказать фрагменты крепостных стен и башен, подземный город и подземные ходы, Тихвинский некрополь и экспозиция, посвященная Тарскому бунту 1722 года, Музей истории города и Музей истории православия Тарского Прииртышья. Здесь же можно было бы услышать повесть о Тартарии, о той, которая была на самом деле, а не ту чушь, которую несут славянские неоязычники, в том числе про выдуманную ими богиню Тару. 
Впрочем, не хотелось бы обидеть приверженцев индуизма с их богиней, родом из далекой Индии. Да и дружба без всякого идолопоклонства со всеми «однофамильцами» Тары в Черногории, Ирландии, Японии и других уголках мира не помешала бы. 
     Случайно это или нет, но два топонима – Тара и Тартария – даже звучат похоже. А то, что они оба созвучны с древнегреческим Тартаром, так это мрачное место нужно только завернуть в красивую обертку – придумать свой Тартар… для крепких парней.

 


Автор: Сергей Алферов
29 августа 2019
5    0


Чтобы оставить свой комментарий нужно авторизироваться в одной из соц. сетей